В Минске силовики застрелили не просто программиста, а все белорусское IT

Если раньше люди в Беларуси боялись, что к ним могут прийти и забрать на сутки, то сейчас знают, что их могут просто застрелить

Вчера весь день писал колонку о том, чем меня, белоруса – переехавшего в Украину несколько месяцев назад, поразила украинская IT-сфера, и чем она сейчас лучше белорусской. Но вечерние новости о том, как силовики застрелили программиста в Минске, перечеркнули весь текст. Теперь все просто – лучше тем, что здесь не убивают айтишников.

Даже меня, человека, работавшего в крупнейшей белорусской независимой редакции, пережившего с августа 2020 года все события своим сердцем и очерствевшего до неприличия, просто разорвало изнутри это вопиющее убийство.

К сожалению, привыкшие к террору белорусы уже не удивляются, когда люди попадают в тюрьму или на «химию» из-за того, что носили белые носки с красной полосой, водили хороводы, не продлили аренду квартиры помощнице прокурора или оскорбили милиционера в telegram-чате смайликом, простите, какашки.

Белорусы не удивляются, что до сих пор ни на одного силовика не завели ни одного дела за их бесчинства и убийства в августе прошлого года и позже, что погибших белорусов обвиняют в сопротивлении и заводят уголовку на тех, кто кинул в сторону автозака пивной бокал, потому что ОМОНовцы в этот момент «испытали стресс от звона стекла и понесли моральные страдания».

Но убийство Андрей Зельцера – пробитие уже нового дна. Этими пулями убили не просто работника крупнейшей белорусской IT-компании epam, ими застрелили белорусское айти. 

Если раньше люди боялись, что к ним могут прийти и забрать на сутки за то, что их якобы когда-то видели на каком-нибудь мирном марше, или у них на балконе между двух белых простыней сушится красная футболка, то сейчас знают, что их могут просто застрелить, а затем сделать виноватыми, оставить детей без родителей, а родителей – без детей.

Да, по официальной версии нам сообщают, что Андрей якобы выстрелил в силовика, и только потом по нему открыли огонь. Но мы до сих пор не знаем точно (да и вряд ли узнаем), что произошло в той квартире – уж слишком много несостыковок в официальной версии и самом видео. 

Зато точно известно, что Андрея больше нет, его жена, которая была с ним рядом и снимала происходящее на телефон, задержана по обвинению в соучастии в убийстве силовика – фамилию и фото которого нам даже боятся показать. 

А их восьмилетнего сына в ближайшие годы будут воспитывать бабушки, если переживут это горе, или если ребенка указом сверху не переведут в приют, как сына неблагонадежных родителей.

Какие стартапы, какие питчи, какие инвестиции? Белорусское IT погибло вместе с Андреем. Теперь в Беларуси инвестклимат со вкусом пороха и крови.

Источник: news.liga.net