«Путин убил мою ученицу». Что думают на линии фронта о военной помощи США и Трампе — репортаж СNN

Одним из оснований для возможного импичмента Дональда Трампа может стать задержка военной помощи Украине, если она была использована как инструмент давления на официальный Киев.

Пока же в Вашингтоне разгорается политический скандал, украинские военные сражаются за земли своей страны в окопах, напоминающих о временах Первой мировой войны — и готовы продолжать независимо от того, будут ли помогать им США, пишет CNN в своем репортаже из прифронтового поселка Широкино (Донецкая область).

НВ приводит полный перевод этого текста, опубликованного под заголовком От битвы в Вашингтоне до линии фронта в Украине (From Washington’s fight to the front lines in Ukraine).

***

На линии фронта войны Украины с Россией бытовые условия примитивны, а враг близок. На одной из украинских позиций на юго-востоке страны [возле поселка Широкино — прим.ред.] войска сражаются из вырытых в земле окопов, изгибы которых испещряют равнинную местность.

Боец с густыми усами стоит в дозоре с автоматом на плече. Примерно в 600 м отсюда можно увидеть мешки с песком — позицию поддерживаемых Россией сепаратистов.

«Они используют беспилотники, чтобы сбрасывать мины на наши позиции», — говорит CNN командир Павел Сергеевич, кивая в сторону врага.

Он рассказывает, что 10 дней назад одного из его людей застрелил снайпер. Застрелил во время предполагаемого режима тишины, который регулярно нарушается.

После пяти лет войны и более 13 тыс. смертей внешний мир забыл о конфликте в Украине — до тех пор, пока политический кризис в Америке снова не вывел его в заголовки газет.

В июле, когда президент Дональд Трамп призывал нового украинского президента Владимира Зеленского дать ход расследованию в отношении своего политического соперника, бывшего вице-президента Джо Байдена, США приостановили предоставление Украине $400 млн военной помощи и помощи в сфере безопасности — и это длилось несколько месяцев. Были эти средства инструментом давления, чтобы принудить [Киев] к антикоррупционному расследованию [против сына Байдена], и может ли это быть причиной импичмента — именно эти факты лежат в основе расследования, которое инициировали в отношении президента демократы из Палаты представителей.

К тому времени, когда Павел Сергеевич и его бойцы узнали о «замораживании» военной помощи, эти средства уже были разблокированы. Однако задержка оставила осадок. Сергеевич говорит CNN, что он был «расстроен и разочарован»: «Америка — наш сильнейший и самый важный союзник».

Как вовлечены США

На линии фронта не так уж много доказательств американской военной помощи, кроме изготовленных в США жгутов, перевязочных материалов и приборов ночного видения. Поле боя возле Широкино, с его вырытыми вручную окопами, скорее напоминает об историях с фронтов Первой мировой войны, чем о конфликтах 21-го века.

Основным оружием, которое США согласились продать Украине, являются противотанковые ракеты Javelin, о которых Зеленский упомянул в своем разговоре с Трампом 25 июля. Однако Соединенные Штаты предписали, что эту систему нельзя применять на передовой, где такой шаг может привести к эскалации конфликта с российской стороны.

Однако в десятках разговоров с украинскими солдатами и гражданскими лицами становится понятно, как чувствуют себя люди здесь, внутри борьбы Давида и Голиафа — на войне с Россией. Поддержка со стороны Соединенных Штатов считается крайне важной, чтобы хоть немного выровнять соотношение сил, поскольку Украина пытается отвоевать части своей страны, которыми в настоящее время управляют поддерживаемые Россией сепаратисты.

На противоположной границе Украины — так далеко от окопов Павла Сергеевича, насколько это вообще возможно — есть более явные свидетельства поддержки США. Военные наставники из США совместно с инструкторами из Канады, Великобритании и нескольких других государств НАТО тренируют украинских военных в Яворовском центре боевой подготовки.

В день визита CNN на полигон украинские военные практиковали атаку под бдительным надзором капитана армии США Мэтью Чепмена.

«Я очень горжусь работой, которую мы проделали, и усилиями, вложенными в эти учения, — говорит Чепмен. — Мы видим украинских солдат — и видим, как улучшается их подготовка, как они становятся единой командой и смертоносной боевой силой».

В ответ на вопрос о его реакции на временное замораживание американской помощи Украине Чепмен говорит: «Лично я не обращаю внимания на американскую внешнюю политику или политику вообще, пока я здесь. Мы сосредоточены исключительно на текущей миссии. Это тема даже не всплывает в разговорах».

Его украинский коллега, лейтенант Назар Шпак, соглашается с этим. На вопрос о том, являются ли США надежным союзником, он решительно кивает: «Абсолютно, да, абсолютно».

Тревога из-за Путина и Трампа

На востоке Украины реальное влияние этого конфликта все еще предстоит оценить. Почти 1,5 миллиона человек стали перемещенными лицами после того, как массивные обстрелы разрушали город за городом.

В шахтерском городе Торецк уехала половина населения, а большинство угольных шахт были закрыты. На центральной площади пустует сгоревшее здание городского совета — мрачное напоминание об ожесточенных боях между сепаратистами, захватившими город, и украинской армией, которая снова их вытеснила.

Линия фронта теперь находится на расстоянии более пяти миль отсюда, однако Леонид Макаров говорит, что боевые действия еще далеко не окончены. В прошлом году 26-летний учитель истории потерял одну из своих учениц. Дарья Каземирова была убита спустя всего несколько дней после своего 15-летия, когда артиллерийский снаряд, выпущенный поддерживаемыми Россией сепаратистами, упал в саду ее бабушки, рассказывает Макаров.

Он все еще пытается переосмыслить это событие, как и столь изменчивое отношение президента Трампа к Украине и России: «Когда я слышу, как Трамп говорит, что Владимир Путин хороший парень — это так странно. Путин убил мою ученицу. Это касается и меня».

В доме престарелых неподалеку Елена Салаева говорит, что ей уже все равно, кто победит в этой войне. Пенсионерке пришлось покинуть свой дом пять лет назад, после того как получила осколочное ранение, собирая помидоры на своем огороде. Вернуться обратно она не смогла.

«Мы просто хотим, чтобы больше не было войны, и чтобы у каждого была своя мирная жизнь», — говорит Салаева.

Опасения о будущем

В прошлом месяце Зеленский объявил о поддержке поэтапного мирного плана, согласно которому оккупированные районы восточной Украины получат особый статус самоуправления после проведения местных выборов.

Но впереди долгий путь, и политический кризис в Соединенных Штатах еще может снова повлиять на Украину. Сохраняются опасения, что двухпартийную поддержку Украины может подорвать поляризация [политических сил в США], обусловленная процессом импичмента. И если американские законодатели больше не будут выступать [в поддержку Украины] совместно, это может усилить влияние России.

Там временем Павел Сергеевич пожимает плечами в своем окопе и говорит, что его бойцы будут продолжать сражаться — с поддержкой США или без нее: «Мы продолжим сражаться, даже если весь мир будет против нас. Это наша земля. Какой еще у нас выбор?»

Источник: nv.ua