«Не вождь, а обычный человек». Леонид Кравчук подводит итоги первого года правления президента Зеленского

Прошел ровно год после инаугурации президента Украины Владимира Зеленского. В интервью НВ первый украинский президент Леонид Кравчук дал оценку дебютном года правления шестого главы государства.

— Как бы вы оценили этот первый год шестого президента Украины?

— Я думаю, первое, что нужно сказать, что в начале каденции в Зеленского была очень сложная ситуация, его бойкотировала старая власть. Они делали все для того, чтобы инициативы Зеленского не были внедрены в жизнь.

После инаугурации и избрания новой Верховной Рады начался процесс изменений. Было принято и сейчас принимается очень большое количество решений, законов, проекты есть в перспективе, которые ставят задачу изменить жизнь, сделать жизнь не такой, как было до этого, а по европейским стандартам. И это делается.

Далее второе — с января к кризису, который был, добавился еще и коронавирус. Таким образом, этот год для Зеленского был не просто субъективно трудным, но и объективно. То есть в начале была блокада его попыток изменить ситуацию, а теперь еще на кризис навалился и коронавирус, что является очень серьезным испытанием для Украины. Таким образом, говорить о годе Зеленского, не учитывая всех обстоятельств, было бы просто несправедливо.

— Хорошо. Это внешние обстоятельства. Но если оттолкнуться именно от того, что мы увидели в этот первый год, что изменилось за каденции Зеленского?

— Жизнь начинает меняться, обстановка, ситуация, атмосфера стала совсем другой. Мы уже не видим коррупции в высших эшелонах власти. Мы точно знаем, что сам президент не имеет никакого отношения к любым коррупционным схемам. И это важно. Мы, в конце концов, перестали говорить, что «рыба гниет с головы». Это первое.

Второе, Зеленский выглядит не как вождь и учитель, а как просто нормальный человек, как должно быть в цивилизованном мире. Потому что до него президенты ходили очень надутыми, очень демонстрировали, что они все могут, все знают и ошибок не допускают. Поэтому такая обстановка где-то была близка к «вождизму».

Сейчас человек простой и не допускает никаких этих перекосов, чтобы выделиться из общества. То есть он, как и все люди, живет в обществе, которое является не полностью демократическим. Мы только делаем большие важные шаги, но преобразований еще надо сделать немало, и он делает это вместе с народом.

— Как вы считаете, Зеленский выполняет свои обещания?

— Зеленский принимает очень активное участие, чтобы выполнить свои обязательства по миру на Донбассе. Понятно, что здесь есть и позитивы, и негативы. Позитивы — это то, что делаются попытки и привлекают к этим попыткам европейские страны, наши партнеры. Скажем, встреча в Париже, нормандский формат и т. д. Оно начинает действовать. Есть попытки, содержание и характер работы минской группы. Шаги определенные делаются. Обмен пленными.

— А что не удается шестом президенту?

— Нет кадровой системы, нет соответствующей скамьи кадров, очень незначительное количество людей. Они есть, но нет системы нахождения, воспитания, обучения людей в соответствии с должностью. Поэтому нет системы кадровой работы. И следующее — очень плохой контроль за выполнением решений.

Если мы не наладим, государство не наладит контроль и ответственность, это уже анархия. Скажем, мэр Черкасс заявляет, что он не будет выполнять решения правительства по коронавирусу. Как это? Он может приехать или задать вопрос, что там уже созданы условия, и ему нужно предоставить соответствующие полномочия. Но самому делать то, что хочет мэр… и разговоры сейчас о партии мэров, я считаю это несерьезным.

— Вы могли бы оценить, удается ли Зеленскому воплощать то, что не удалось воплотить президентам в 90-х годах?

— Когда я был, был Кучма, Украина только «вылупилась» из Советского Союза, как птичка из яйца вылупилась. И было больше признаков старого, чем ростков нового. Поэтому надо было действовать очень осторожно, и мы не могли привлечь всех и вся к тем преобразованиям, которые были запланированы.

Сейчас хоть и сложно, и есть война, есть аннексия Крыма, есть потеря некоторых территорий, хоть и временная, но уже есть государство, власть сформирована и она должна работать. И Украину, в конце концов, начинают понимать как государство. Тогда еще на нее смотрели как на часть Советского Союза, а сейчас уже и Европа, и не только Европа, видят, что Украина — это государство.

— А какие бы советы вы дали шестому президенту?

— Что, по моему мнению, нужно пожелать Зеленскому? Оппозиция есть, и это знак демократии. Мы не можем спорить, нужна оппозиция или не нужна, она есть. И она будет критиковать и критикует. Зеленский должен уважать оппозицию, должен слушать оппозицию, но делать то, что он запланировал.

Запланировал борьбу с коррупцией, что бы там ни говорили, предстоит борьба. Запланировал ответственность коррупционеров — должна быть ответственность, потому что это было обещано украинскому народу на выборах и до выборов. Запланировал преобразования экономической реформы — их надо делать и не дискутировать с оппозицией. Там есть спикеры, пусть дискутируют, а президент, правительство, Верховная Рада — большинство должны делать свое дело. Это первое.

Этого пока я так серьезно не вижу. Почему-то мы киваем все время. Власть очень часто реагирует на оппозиционные заявления. Их надо принимать во внимание, использовать разумно, использовать то, что является реальным, но не обязательно прислушиваться к каждому слову.

Источник: nv.ua