Искусственные долги: как депутат Юрчишин озаботился бизнес-вопросами миллиардера Вадатурского

Вчера по инициативе нардепа Юрчишина на заседании комитета Верховной Рады Украины по предотвращению и противодействию коррупции рассматривался вопрос задолженности «неправильной» компании «Райз» перед «правильной» компанией «Нибулон». Члены комитета откровенно насмехались над своим коллегой хозяйственный спор двух частных компаний никак не касается профиля комитета. Однако заседание обнаружило один интересный факт: Герой Украины, владелец «Нибулона», один из богатейших украинцев Алексей Вадатурский, похоже, системно использует подобные истории для развития своей бизнес-империи.

Схема «искусственных долгов»: кто за это заплатит

Сельскохозяйственное предприятие «НИБУЛОН» является одним из крупнейших украинских сельхозтоваропроизводителей, крупным игроком на рынке речных перевозок (имеет собственный судостроительно-судоремонтный завод и современный грузовой флот в 82 единицы). Также это один из самых крупных зерновых трейдеров и экспортеров зерновых. Хозяйственная деятельность аграрного холдинга Вадатурских выглядит вполне обычной для украинских компаний: часть бизнеса зарегистрирована в Украине, часть – в Швейцарии и Нидерландах. Компания же «Райз» в свое время поставляла кукурузу «Нибулону», который продавал ее за границей уже от имени своего швейцарского клона.

При чем здесь антикоррупционный комитет? Нардеп Ярослав Юрчишин, заместитель главы комитета, на очередном заседании заявил, что задолженность компании «Райз» перед «Нибулоном» может иметь признаки коррупции. И для доказательства этого пригласил представителей Генпрокуратуры, Нацполиции, НАБУ и Минюста, которые должны были это подтвердить и решительно осудить «Райз». Правоохранители сообщили, что по инициативе «Нибулона» дело 5 раз открывала и закрывала за отсутствием состава преступления Нацполиция, расследовала и закрыла дело СБУ, то же самое подтвердила Генпрокуратура, а представитель НАБУ заявил, что его ведомство вообще будет обжаловать то, что им отдали это дело за подследственностью – здесь нет признаков коррупции, нет ущерба для государства, это вопрос отношений двух частных хозяйствующих субъектов.

В чем суть вопроса? Вадатурский планировал купить конкурента, уже упомянутую нами компанию «Райз» у бизнесмена Цехмистренко. Но в цене они не сошлись, Цехмистренко стал вести переговоры о продаже своей компании другому конкуренту, Бахматюку. И вот в 2010 году Цехмистренко заключает соглашение о продаже кукурузы с Вадатурским – без предварительной оплаты. В том же 2010 году правительство Азарова внезапно вводит экспортные квоты на поставку украинской кукурузы. Такие квоты бывшему владельцу «Райза» получить не удалось. А вот Вадатурский их получил – самые большие среди всех аграриев. Соответственно, «Райз» кукурузу продать швейцарской дочери «Нибулона» не смог. С другой стороны, «Нибулон» ничего «Райзу» не заплатил.

Якобы простая история – из-за объективного беспредела власти соглашение не состоялось. Кукурузу физически не смогли поставить, покупатель ничего не заплатил – в проигрыше только продавец. Но подождите с выводами. В 2011 году Цехмистренко продал группу компаний «Райз» Бахматюку. И вот уже в 2012 году компания «Райз» получила письменную претензию от компании «Нибулон» на сумму 17 млн ​​долл. за якобы нанесенный ущерб. Параллельно начался судебный процесс, длившийся 10 лет. Сумма претензий Вадатурского к новому владельцу, ни сном, ни духом не знавшего о договоренностях бывшего владельца с Вадатурским, все время росла. Все это привело к тому, что «Райз», где работало более 2000 человек, просто обанкротился. Теперь, вооружившись решениями судов против «Райза», Вадатурский просто планомерно забирает компанию – за долги, которых на самом деле не было.

Но какое это имеет отношение к компетенции антикоррупционного комитета парламента? Об этом депутаты напрямую спросили своего коллегу Юрчишина – почему он устраивает «междусобойчик», почему комитет вынужден тратить время на сугубо хозяйственные отношения двух бизнесменов, а не заниматься именно тем, для чего они собрались – вопросами борьбы с коррупцией в органах государственной власти. Юрчишин путался, не мог объяснить, где же в этой истории вообще может быть коррупция государственных чиновников, почему-то упорно называл Вадатурского «иностранным инвестором» и говорил о потенциальных убытках для государства.

Но в одном Юрчишин был таки прав: потенциальные убытки для государства от этой истории вполне вероятны. Но не со стороны «Райза», как пытался убедить нардеп, а со стороны «Нибулона». В ходе заседания оказалось, что хотя арбитраж GAFTA и заявил о неполучении прибыли «Нибулоном» от соглашения с «Райзом», вину за это возложил на государство Украина, ведь в решении по делу отмечено: «Причиной несостоятельности Продавцов выполнить свои договорные обязательства… было вопиющее и ненадлежащее регулирование органами власти Украины процедур для получения экспортных лицензий». А это открывает путь к реверсным претензиям: когда Вадатурский получит свои 17 млн ​​долларов (20, 80 – цифры его претензий в разных исках отличаются), «Райз» будет иметь право возместить их у государства.

Так, по схеме искусственных долгов Вадатурский не только может получить контроль над компанией «Райз», загнанной в банкротство, но и «нагреть» государство на несколько десятков миллионов долларов.

Сам себе должен. Загнать в долги, чтобы не платить

Эта схема, искусственные долги, не раз использовалась «Нибулоном». Еще в 2017 году журналисты-расследователи обратили внимание на интересные операции: «Нибулон» поставлял зерно своим дочерним компаниям в Швейцарии и Нидерландах по 176 долларов за тонну, хотя цены на внешнем рынке тогда составляли 213,2 доллара за тонну. А дочерняя компания, продававшаяся по рыночной цене, зарегистрирована не в Украине, соответственно – не платила налоги в украинский бюджет. «Нибулон» заявляет, что экспортирует продукцию в 64 страны мира, но изначально она попадает только в те страны, где открыты дочерние компании «Нибулона» – Швейцарию и Нидерланды. Показателен факт, что директор швейцарской дочери «Нибулона» Дэвид Кларк был уволен после того, как в 2016 году во время международного оффшорного скандала, известного как «Панамагейт», засветился в качестве директора и в оффшорных фирмах российских зернотрейдеров.

Но интереснее схема с фиктивным выставлением штрафных санкций за якобы сорванные сроки поставок между Вадатурским-старшим и Вадатурским-младшим, руководителями украинского и зарубежного филиалов «Нибулона», сидевшими в соседних кабинетах. Эту схему расследовали журналисты программы «Стоп коррупция» на 5 канале. Так, украинская компания якобы задолжала в 2016 году своей швейцарской «дочке» (то есть папа Вадатурский сыну Вадатурскому) $130 млн. Формальный повод был такой: украинская фирма срывает сроки поставки продукции своей швейцарской дочке, и выставляет украинской компании штрафные санкции, далее материнская компания жалуется, что из-за этого нет возможности провести дноуглубительные работы на первом колене акватории порта Николаева, потому что СП «Нибулон» не может загрузить судно до 225 метров, сын отказывается заменить судно на меньшее, ссылаясь на свое право покупателя, и выставляет отцу счета – штрафные санкции за простой судна. И все, уже сплошные убытки вместо доходов, с которых нужно платить налоги.

В открытых источниках можно найти и другие интересные факты: так в 2008 году «Нибулон» получает возврат НДС в размере 239 миллионов гривен. А налогов платит всего на 75 миллионов гривен. Уже в 2016 году компания «Нибулон» уплатила налоги на 15 миллионов долларов, а получила возврат НДС в размере почти 50 миллионов долларов. А в сентябре 2018 года компания получила наибольшую сумму возмещения налога на добавленную стоимость (НДС) среди аграрных компаний. Об этом свидетельствуют данные Государственной казначейской службы. В сентябре «Нибулон» получил 868,66 млн грн возмещения НДС.

Так, может, компания действительно убыточна, скажете вы? Годами ведет бизнес в ущерб бенефициарам? $430 млн долларов и 24 место в ТОП-100 самых богатых украинцев в 2021 году по версии «Форбс». Вадатурский по состоянию обогнал даже Фирташа.

Сколько стоят искусственные долги

Провокационный подзаголовок, согласитесь. Ведь потери для государства от упомянутых схем искусственных долгов должны доказать или опровергнуть правоохранительные органы. А относительно упомянутого в начале заседания антикоррупционного комитета, на несколько насмешливые вопросы коллег – чего же он, собственно, добивается, Ярослав Юрчишин, как нерадивый школьник, не подготовившийся к уроку, заявил, что у него был проект решения, но он его не покажет, и пообещал принести какой-то другой на следующее заседание. Интересно, будет ли в этом «исправленном» проекте решения комитета указаны потенциальные, но вполне реальные риски в очередной раз «подоить» государство на сотни миллионов со стороны «Нибулона»?

Источник: www.obozrevatel.com