Жизнь после Brexit. 10 знаковых последствий выхода Британии из ЕС для страны, Европы и всего мира

Спустя три с половиной года после судьбоносного референдума о выходе Великобритании из ЕС Brexit наконец-то свершится: в пятницу, 31 января, Соединенное Королевство завершает свое 47-летнее членство в Евросоюзе.

В истории Евросоюза это первый подобный случай. Великобритания покинет ЕС 31 января в 23:00 по местному времени (01:00 субботы, 1 февраля, по Киеву). Несмотря на опасения прошлого года, худшего варианта Brexit удалось избежать: страна выйдет из ЕС с утвержденным соглашением между Лондоном и Брюсселем.

Согласно ему, еще почти год продлится переходной период: до 31 декабря 2020 года торговые и таможенные соглашения между ЕС и Великобританией останутся в действии. За это время Лондон должен заключить новые двусторонние соглашения в сфере торговли и других отраслях. Однако многие политические последствия Brexit для Британии вступают в силу уже с 1 февраля.

НВ рассказывает о том, какие важнейшие последствия Brexit будет иметь для самих британцев, для Европы и для всего мира — как немедленные, так и в более долгосрочной перспективе.

1. Британия потеряет голос в высших политических органах ЕС, что повлияет на расклад сил и принятие решений

С 1 февраля 2020 года на картах ЕС Великобританию будут обозначать серым или бежевым цветом — так в Евросоюзе отмечают «третьи страны». А британские флаги во всех учреждениях ЕС исчезнут: технические работники снимут их в нерабочее время, никаких церемоний для камер и СМИ не предусмотрено, сообщает The Guardian.

Эти символические жесты отражают первый этап немедленных последствий Brexit для Лондона — Британию исключат из Европарламента, Совета ЕС и всех прочих политических органов Евросоюза.

С полуночи 31 января по Брюсселю британские дипломаты и еврочиновники потеряют доступ к внутренним базам данных ЕС. Среди них сеть дипломатической коммуникации между 139 делегациями ЕС во всем мире, базы законодательных инициатив и внутренних служебных записок Евросоюза. «Европейских дипломатов оповестили о необходимости проверить, чтобы ни один британский чиновник случайно не остался в секретной рассылке», — уточняет The Guardian.

Уже в первый рабочий день после Brexit, 3 февраля, британские официальные лица не смогут свободно попасть в здания органов ЕС — им предписано вернуть пропуска и ключи. Британцы смогут подать заявку на ограниченное количество дипломатических пропусков в Европейский парламент, однако вряд ли получат обычный доступ к другим учреждениям ЕС, пишет британская пресса.

Своих полномочий лишаются все 73 британских евродепутата. Их места в Европарламенте распределят среди оставшихся стран-членов ЕС. Опустеют и кабинеты британских чиновников в Совете ЕС, куда до сих пор входили 28 министров от всех стран союза.

Впрочем, представительство Великобритании в Брюсселе (известное как UKRep) продолжит свою работу — перед зданием исчезнет флаг ЕС, однако офис продолжит представлять интересы Лондона в Евросоюзе.

В целом же потеря британских голосов может оказать немалое влияние на то, какие решения теперь будут поддержаны в Евросоюзе. Особенно это касается Совета ЕС, где решения принимает квалифицированное большинство, однако заблокировать любое из них могут четыре члена Совета, представляющие как минимум 35% населения ЕС. Во многих случаях Британия так и поступала вместе с другими своими союзниками (чаще всего среди них были Германия, Ирландия, Нидерланды, а также страны Скандинавии и Балтии).

«Уход Великобритании, крупной либеральной северной страны, изменит баланс сил в Европейском Союзе, — прогнозировал ранее Европейский Центр Карнеги. — Ее союзники, прежде всего страны Северной Европы и Нидерланды, без Великобритании потеряют около 12% влияния своих голосов в Брюсселе, а южные государства получат более значимую роль».

2. Лондон введет новые иммиграционные правила

До сих пор Великобритания была обязана соблюдать один из четырех базовых принципов ЕС — свободу передвижения рабочей силы. И хотя страна не входит в Шенгенскую зону и всегда имела собственный визовый режим, граждане стран ЕС и Европейской экономической зоны могли относительно свободно жить и работать в Британии.

Brexit изменит эту реальность. Теперь миграция попадает в поле британского законодательства и Лондон намерен ввести новые правила в этой сфере. Какими точно они будут и когда вступят в силу — на данный момент неясно. Однако и правительство Терезы Мэй, и кабинет Бориса Джонсона декларировали схожую цель: ограничить приток неквалифицированных мигрантов из стран ЕС.

Мэй предлагала ввести порог зарплаты в 30 тыс. фунтов стерлингов — лишь те, кто получил подобные рабочие контракты, могли бы рассчитывать на жизнь в Британии. Именно такое ограничение сейчас действует для граждан стран, не входящих в ЕС (рабочая виза Tier 2). Однако, как выяснила The Guradian, Джонсон намерен применить более гибкий подход и ввести для граждан ЕС систему баллов, в которой зарплата была бы лишь одним из показателей (подобно Австралии).

Новые правила могут заработать уже с 1 января 2021 года, сразу после окончания переходного пост-Brexit периода — об этом недавно писала The Independent. Это быстрее, чем планировала Мэй (с 2023 года). Финальное решение правительство Джонсона примет после того, как получит рекомендации консультативного комитета по миграции в ближайшие недели.

3. Угроза безопасности: Brexit усложнит международное сотрудничество в борьбе с терроризмом и поиске преступников

Великобритания сохранит доступ к базам данных ЕС в сфере борьбы с преступностью лишь на переходной период — до конца нынешнего года. Речь идет о данных пересечения границ, информации о пассажирах самолетов и о регистрации транспортных средств, базах отпечатков пальцев и профилей ДНК и т. д.

В дальнейшем же Британии придется отдельно договариваться о том, как налаживать сотрудничество с ЕС в области безопасности. Об этом еще в 2018 году предупреждал Мишель Барнье, главный переговорщик о Brexit от Брюсселя. «Если вы покидаете эту экосистему [ЕС], вы теряете преимущества такого сотрудничества. Вы третья страна, потому что вы так решили. И вам нужно выстроить новые отношения», — отмечал Барнье. Эти переговоры еще впереди.

Именно поэтому многие профильные эксперты, включая лондонский Королевский Объединённый институт оборонных исследований, высказывали опасения, что Brexit может усложнить европейское и международное сотрудничество в предотвращении терактов и поимке преступников.

«Британии, вероятно, придется запрашивать информацию из баз данных [ЕС] в каждом конкретном случае, что сильно отличается от возможности иметь немедленный и прямой доступ [к базам] из каждой патрульной машины», — писала ранее The Washington Post в своем материале Почему Brexit может быть хорош для террористов и Кремля, но плох для европейской безопасности.

Летом 2019 года, за полгода до Brexit, издание The EUObserver сообщило о том, что британская сторона пыталась незаконно скопировать данные Шенгенской базы данных. Доступ к ней был предоставлен Лондону в 2015-м году в рамках кооперации внутри ЕС, хотя Британия не входит в Шенген.

4. Риски для европейского сотрудничества в сфере образования и науки

Как ожидается, Brexit серьезно — и скорее негативно — повлияет на кооперацию британских ученых с их европейскими коллегами, а также на университеты и студентов в Британии и ЕС.

Еще несколько лет назад главные из этих рисков сформулировал Кен Мэйхью, почетный профессор в сфере образования и экономики Оксфордского университета:

  • потеря финансирования для британских научных исследований из европейских источников;
  • потеря Британией студентов из других стран-членов ЕС;
  • усложнение возможности нанимать преподавателей из стран-членов ЕС;
  • угроза для возможности британских студентов учиться за границей.

Эти опасения лишь укрепляет статистика научно-образовательного сотрудничества между Британией и ЕС последних лет. К примеру, в денежном исчислении Великобритания получала от Евросоюза в полтора-два раза больше средств на научные исследования, чем выделяла в исследовательский бюджет ЕС. Более 10% финансирования британских университетов поступало из европейских агентств и институций. Brexit фактически обрывает все эти связи.

Наибольшие же опасения касаются программы Эразмус (Erasmus) — некоммерческой программы ЕС по обмену студентами и преподавателями между университетами стран-членов Евросоюза и еврозоны. До сих пор более 50% британских студентов, обучавшихся за рубежом, пользовались возможностями этой программы. Британия остается в Эразмус до конца 2020-го, а вот будет ли она участвовать в программе дальше — остается предметом переговоров.

Ранее британское правительство заявило, что в случае потери доступа к Эразмус запустит собственную программу обмена студентами. Кроме того, Борис Джонсон анонсировал введение нового типа рабочей визы для иностранных выпускников британских вузов — она заработает для тех, кто начнет обучение в 2020 году. Сейчас в вузах Туманного альбиона обучается почти 500 тыс. иностранных студентов, но правительство Британии хочет увеличить их число до 600 тыс. в 2030-м.

Джонсон также заявил, что хочет сделать Британию «супермагнитом для талантливых ученых» и объявил, что с 20 февраля 2020 года для них вступит в силу новая ускоренная процедура получения рабочих виз.

5. Лондон потеряет статус финансовой столицы мира

Этот неофициальный статус, добавлявший Британии немало веса и инвестиционной привлекательности, уже оказался под вопросом из-за Brexit. Об этом свидетельствуют результаты исследования Global Regulatory Outlook консалтинговой компании Duff&Phelps. В нем приняли участие 245 топ-менеджеров из сферы управления активами, банковских и других финансовых компаний со всего мира.

За последние два года доля тех, кто считает финансовым центром мира Нью-Йорк выросла до 56% (на 33 процентных пункта). Количество же сторонников Лондона упало на 20 процентных пунктов и составило 36% — таким образом, британская столица оказалась на втором месте.

«Трудно избежать подозрения, что три года неопределенности с момента референдума о Brexit поспособствовали падению Лондона», — отметила управляющий директор Duff & Phelps Моник Мелис.

В будущем ситуация изменится еще больше: аналитики уверены, что скоро лидерство в этом секторе перейдет от Нью-Йорка к мегаполисам в Азии — Гонконгу, Шанхаю и Сингапуру.

По данным опроса, всего 22% респондентов считают, что Лондон останется крупнейшим финансовым центром в течение ближайших пяти лет. Еще меньшее количество опрошенных полагает, что какой-либо европейский город, включая Франкфурт, Париж и Дублин, сможет приблизиться к позиции лидера.

6. Британские суды одержат верх над европейским законодательством

План выхода Британии из ЕС, который разработало правительство Бориса Джонсона, предусматривает, что британские суды смогут пересматривать уже действующие в Соединенном Королевстве нормы европейского законодательства.

Такое право они получат с начала 2021 года, т. е. после окончания переходного пост-Brexit периода. И если план Терезы Мэй предусматривал, что оспаривать законы ЕС сможет лишь Верховный суд Британии, то Джонсон предложил такую возможность и для судов низших инстанций.

«Мы вернем контроль над нашими законами и освободимся от норм правопорядка ЕС, как и было обещано британскому народу», — пояснил официальный спикер правительства Британии в декабре 2019-го.

Как предполагают BBC и The Guardian, в будущем подобные иски могут касаться прежде всего послабления европейских норм в сфере трудового и экологического законодательства.

«Взять, к примеру, право на оплачиваемые выходные и отпуск, — пишет The Guardian. — Европейский суд толковал это право более щедро [в пользу сотрудников], чем британские суды».

7. Риск ввода двусторонних пошлин с ЕС и влияние на мировую торговлю

Британии пришлось сменить два правительства, чтобы добиться выхода из ЕС, но самая сложная часть переговоров о Brexit еще впереди, напоминает агентство Bloomberg.

Речь идет о том, что до конца 2020 года — переходного периода — Британии предстоит заключить новые торговые соглашения с ЕС, США и многими другими странами. Пока же Британия будет оставаться частью единого европейского рынка и таможенного союза ЕС, что позволяет беспошлинное обращение товаров.

Дальнейшее будущее британских товаров, как и европейского экспорта в Соединенное Королевство, будет зависеть от того, удастся ли Лондону и Брюсселю договориться о беспошлинной торговле. По оценкам Bloomberg, если такие переговоры провалятся и Британия введет пошлины на товары из ЕС, они в сумме могут достигать 5 млрд евро ежегодно.

Подсчеты основаны на предварительном тарифном плане, который ранее обнародовали власти Британии на случай жесткого Brexit. Согласно ему, указывает Bloomberg, из 301,2 млрд евро европейского экспорта в Британию (по итогам 2018 года) под действие новых британских пошлин могут попасть товары из ЕС на сумму 47,3 млрд. евро (16%).

Соответствующие меры для товаров из Британии может ввести и ЕС. По оценкам Конфедерации британской промышленности, если торговые переговоры провалятся, пошлины могут охватить 90% объема британского экспорта в ЕС в денежном исчислении.

Если же Лондон и Брюссель вовсе не смогут заключить соглашение, то им придется торговать по правилам Всемирной торговой организации, что аналитики называют экономическим шоком для обеих сторон.

При этом президент Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен уже предупредила, что до конца 2020 года заключить всеобъемлющую сделку с Лондоном о торговле будет «по сути невозможно».

В то же время министр финансов США Стив Мнучин заявил, что Америка рассчитывает подписать свое торговое соглашение с Британией до конца года.

8. Новая реальность для Северной Ирландии

Вопрос Северной Ирландии оставался одним из самых сложных в переговорах Британии и ЕС. Дилемма состояла в том, как согласовать выход этой части Соединенного Королевства из ЕС, и в то же время не допустить появления «жесткой границы» между Ирландией (членом ЕС) и Северной Ирландией.

Правительство Джонсона договорилось с Брюсселем о том, что после Brexit между двумя частями Ирландии не возникнет новых дополнительных проверок. Для этого на территории Северной Ирландии останутся в силе европейские нормы контроля сельскохозяйственных и промышленных товаров, а в прочей части Великобритании — нет. Кроме того, Британия выйдет из таможенного союза ЕС, однако Северная Ирландия продолжит применять европейский таможенный кодекс ЕС в своих портах.

Таким образом, Северная Ирландия юридически останется британской таможенной территорией, но в реальности таможенная граница пройдет между Северной Ирландией и остальной частью Соединенного Королевства.

Эти договоренности вступают в силу с 2021 года. Впоследствии власти Северной Ирландии смогут каждые четыре года самостоятельно решать, продолжать ли применять эти правила для региона, или нет.

9. Фундаментальные изменения для европейского рыболовства

«Битва за рыбу», как называет эту дилемму The Guardian — еще одна из самых проблемных тем ближайшего будущего. После Brexit Лондон откажется от Общей рыболовной политики ЕС — она позволяла всем странам ЕС ловить рыбу в пределах 12 морских миль от британского побережья, а самому Евросоюзу — устанавливать квоты на вылов.

Британские рыбаки давно добивались пересмотра этой политики, считая ее несправедливой. За год в ЕС вылавливали около 6 млн тонн рыбы, половину из них — в водах Великобритании. При этом на долю британских рыбаков приходилось лишь 750 тыс. тонн.

Однако Brexit с 2021 года (после переходного периода) сделает Британию независимым государством, полностью отвечающим за управление рыболовством в своей исключительной экономической зоне — в 200 морских милях от берега.

Поэтому теперь доступ иностранных рыболовных судов к британским водам будет предметом жестких переговоров с ЕС. Брюссель пытается сохранить статус-кво как часть более широкой торговой сделки, однако в Лондоне категорически против такого подхода.

10. Экономический удар для Британии и Европы

За три с половиной года, прошедшие с момента голосования британцев за выход из ЕС, было опубликовано множество прогнозов о том, какой экономический урон в ближайшей перспективе принесет Brexit как самой Британии, так и Евросоюзу.

Анализ 12 разных моделей весной 2019 года представил Институт мировой экономики Петерсона (Вашингтон, США) — доклад называется Brexit: теряют все, но Британия теряет больше других. Согласно этому обобщающему исследованию, потери Великобритании варьируются от -1,2 до -4,5% ее ВВП — в том случае, если стране не удастся заключить торговое соглашение с ЕС и стороны вернутся к торговле по правилам Всемирной торговой организации.

Если же соглашения удастся достичь, эти потери удастся «смягчить» примерно вдвое, полагают авторы доклада.

При этом, по их мнению, Евросоюзу (в отличие от Британии) удастся компенсировать большую часть потерь в экспорте и импорте из Великобритании — из-за увеличения объемов торговли внутри ЕС и торговли с третьими странами.

Источник: nv.ua