Борислав Береза: Утро в Кремле началось тревожно. Тысячи семей россиян стали счастливыми обладателями белых Лад

Утро в Кремле началось тревожно. Путин сам сидел в пустом кабинете и смотрел за передвижением мухи по карте на стене. Муха так же следила за Путиным. Равные противники не спускали глаз друг с друга. В этот момент раздался стук в дверь и в кабинет заглянул Песков.

— Можно, Владимир Владимирович?

— Ты уже зашел. Зачем спрашиваешь?

— Я к вам, и вот по какому делу, — начал Песков в привычной ему манере, — Там Пашинян звонит.

— Не бери трубку. Нет меня. Сплю. Болею. Умер. Не бери. Я знаю, что он попросит. Не бери трубку.

— Умер — это вариант! Но это надо было делать раньше. И я не брал, Владимир Владимирович, но он с чужого номера меня набрал и я взял трубку. Так вот он просит, чтобы ОДКБ помогло ему в войне против Азербайджана.

— ОДКБ пусть поможет.

— Но ОДКБ, Владимир Владимирович — это мы.

— Мы не можем. А ОДКБ пусть поможет. Киргизия, например, или Беларусь. А мы не можем.

— Нам нечем помочь, Владимир Владимирович?

— И это тоже, Дима. Просто после того, что происходит на Харьковщине мы ещё от азербайджанцев только не выгребали в этом году. А с ними турки. Так что нет меня. Пусть Лукашенко этим занимается. Он тоже в ОДКБ.

— Лукашенко не может. У него понос уже 5 сутки и он из туалета не выходит и трубку не берет.

— Съел что-то?

— Нет, Владимир Владимирович, это у него на почве новостей из Украины. Как бы на говно весь не изошел.

— Говно на говно изойти не может.

— В случае с Лукашенко может.

В этот момент муха переместилась со стены на усы Пескова. Тот смахнул её с усов и продолжил.

— А ещё есть вопрос с Медведевым.

— Опять запил?

— Почему опять? Он не просыхает, Владимир Владимирович. Но вопрос крайне серьёзный.

— А что случилось?

— Случилась презентация нового iPhone и у Медведева началось сезонное обострение хотения нового телефона. Он теперь предлагает Украине сдаться, чтобы iPhon вернулся в Россию.

— А как это связано? Где тут логика? Он не хочет перестать пить?

— Не знаю, Владимир Владимирович. Логики тут нет. Но он не пробовал не пить. Может и хочет, но не может. С 24 февраля не просыхает.

В этот момент раздался стук в дверь и в кабинет заглянула голова Герасимова. Выражение на лице начальника Генштаба РФ было одновременно придурковатым и растерянным.

— Звали, Владимир Владимирович, — спросил он.

— КонечнА, — сказал Путин и прищурив глаза поинтересовался, — а скажи мне, пожалуйста, мил человек, что же произошло с нашей группировкой войск на Харьковщине? Ты же меня убеждал, что мы укропов все время перемалываем. Но мне кажется, что в итоге они нас перемололи. Что с нашими войсками там?

— Они перемистились.

— Это ты меня так стебешь на тему «она утонула»?

— Нет, они реально переместились. Часть в плен, часть переместились в полиэтиленовые мешки, а часть пока бежит и перемещается дальше, поэтому не понятно куда именно и где остановятся. Но у нас все под контролем и все проходит в рамках плана операции.

— Уверен? — спросил Путин, отметив, что муха села теперь на Герасимова.

— Чтобы да, так нет, — бодро отрапортовал начштаба.

— Это что все значит?

— Это значит, что все!, — продолжил в том же духе Герасимов.

Путин перевёл взгляд на Пескова:

— А что мы людям говорим по этой ситуации?

— Мы говорим, что против нас воюет сборная из ЧВК и НАТО.

— Но в такое поверят лишь идиоты!

— Владимир Владимирович, у нас других нет. Мы старались. Вот, даже Шурик Коц написал статью об этом.

— Коц поц, но пусть продолжает. А как мы объясняем что к укропам попала наша техника?

— А это не наша. Такие танки, САУ и БМП можно в любом военторге найти.

— Красиво. И верят?

— А что им ещё остается? Они же у нас тупенькие.

В этот момент раздался стук в дверь и вошёл Лавров. Муха взлетела с Герасимова и подлетела к Лаврову, сделала над ним пару кругов и вернулась на Герасимова.

— Брезгует им, — подумал Путин и вслух спросил,- Хорошие новости есть?

— Есть!, — махнул головой Лавров

— Какие?

— Ну, во-первых, хорошо, что я не виноват в том, что происходит на Харьковщине. А во-вторых, мы подписали договор с Папуа-Новой Гвинеей и они готовы вкладывать в нас серьёзные инвестиции. На этой неделе зайдут первые деньги.

— Папуа-Новая Гвинея и инвестиции… Не ожидал. И какая сумма?

— 9 долларов. И на следующей ещё два доллара зайдут.

Путин внимательно посмотрел на Лаврова и понял почему муха им побрезговала.

— Это инвестиции? Ты издеваешься?

— Но это точно больше, чем ноль. Хоть что-то, Владимир Владимирович. Это уже хоть что-то. А еще талибы нам сообщили, что вышел первый караван с чудо-травами, которые они нам отгружают в обмен на нефть и газ.

— Чудо-травы? Чай, что ли?

— Нет, не чай. Но Машка Захарова, когда узнала что за травы, то очень обрадовалась. Она, хоть и наша пресс-алкаше, но на настойке боярышника долго не может. А талибы обещали, что чудо-травы будут хорошего качества.

В этот момент, муха села на руку Путина. Ботексный посмотрел на муху, потом перевёл взгляд на трех стоящих перед ним халдеев.

— Я слышал, что если муха садится на вас, то она считает вас говном. Как думаете, это правда?

В кабинете повисла тяжёлая тишина. И только муха сидя на руке Путина знала, что это правда и думала о том, что пора валить из этого места. Потому что количество дерьма там было слишком большим даже для неё. А где-то за окном тысячи семей россиян получали извещения о том, что теперь они могут стать счастливыми обладателями белых Лад, на которые даже мухи отказывались садиться.














Источник: www.obozrevatel.com