Совбез ООН принял резолюцию против финансирования терроризма

Совбез ООН принял резолюцию против финансирования терроризма

В четверг, 28 марта, Совет Безопасности ООН единогласно принял предложенную Францией новую резолюцию по противодействию финансированию террористических организаций, передает DW.

Резолюция 2462 обязывает страны-члены ООН привести свое внутреннее законодательство в соответствие с задачей преследования и наказания тех, кто прямо или косвенно финансирует террористические организации или террористов-одиночек.

«Принятие резолюции происходит в критическое время. Недавние атаки по всему миру показывают, что финансовые потоки продолжают достигать террористических групп», — заявил глава Контртеррористического управления ООН, российский дипломат Владимир Воронков.

По словам главы МИД Франции Жан-Ива Ле Дриана, который представил резолюцию, следует прилагать больше усилий, чтобы изолировать терроризм.

«Мы должны бороться с корнем зла и прилагать больше усилий для того, чтобы изолировать терроризм, иссушив его источники финансирования», — подчеркнул Ле Дриан.

Источник: nv.ua

Парламент Великобритании проголосовал против всех альтернативных вариантов Brexit

Парламент Великобритании проголосовал против всех альтернативных вариантов Brexit

В среду, 27 марта, британская Палата общин проголосовала против всех восьми альтернативных вариантов Brexit, предложенных различными партиями и политическими группами, передает DW.

Как сообщается, спикер Палаты общин Великобритании Джон Беркоу вынес на голосование восемь предложений, альтернативных соглашению о выходе Великобритании из состава Евросоюза, которое премьер-министр Тереза Мэй согласовала с Еврокомиссией в ноябре 2018 года.

Депутатам выдали листок, в котором им предлагалось проставить «да» или «нет» напротив каждой из восьми опций. В результате парламентарии не поддержали ни Brexit без соглашения, ни вариант Норвегия+, предполагающий сохранение членства в Европейской экономической зоне, ни вариант, предусматривающий новый референдум.

«Теперь, после провала голосований по альтернативным вариантам, тупик, в который зашло согласование Brexit с ведущими политическими игроками, стал еще более очевиден», — отмечает издание.

До сих пор неясно, станет ли Мэй в третий раз выставлять на голосование согласованный с Брюсселем договор по выходу Великобритании из ЕС. Она собиралась это сделать только в случае «достаточной поддержки» парламетариев.

Ранее Мэй пообещала уйти в отставку до следующего этапа переговоров по Brexit, если парламент поддержит вариант соглашения.

Напомним, что 22 марта Евросоюз принял решение о переносе Brexit на 22 мая, если на следующей неделе парламент Великобритании одобрит двустороннее соглашение. Если парламент не поддержит соглашение между ЕС и Британией, то выход страны из состава Европейского Союза произойдет раньше — 12 апреля.

23 июня 2016 британцы на референдуме сказали «нет» сохранению членства Великобритании в составе Европейского Союза. За выход страны из ЕС проголосовало 52% избирателей, против — 48%. Шотландия и Северная Ирландия в основном проголосовали за сохранение членства Соединенного Королевства в ЕС, а Уэльс и Англия поддержали Brexit.

Источник: nv.ua

Трамп не против публикации доклада спецпрокурора Мюллера — Белый дом

Трамп не против публикации доклада спецпрокурора Мюллера — Белый дом

Президент США Дональд Трамп не против публикации доклада спецпрокурора Роберта Мюллера, который расследовал связи Трампа с российскими властями. 

Об этом в интервью телекомпании NBC заявила официальный представитель Белого дома
Сара Сандерс, сообщает DW.

При этом, по ее словам, Трамп лишь
приветствует обнародование новых деталей, «поскольку он точно знает, что
произошло, а что нет».

 Сандерс сказала, что расследования «не
должно было быть».

«Это была пустая трата времени и денег
налогоплательщиков на протяжении двух лет. Они потратили более 25 миллионов
долларов, только чтобы установить, что ничего не было. Нельзя, чтобы подобное
когда-либо случилось с другим президентом», – приводит слова Сандерс
Голос Америки.

Трамп многократно называл
расследование Мюллера «охотой на ведьм», однако Сандерс не стала
отвечать на вопрос о том, следует ли президенту извиниться перед
спецпрокурором.

«Демократам и либеральным
СМИ следует извиниться перед президентом и американским народом. Они потратили
впустую два года и создали огромный беспорядок, отвлекающий внимание от вещей,
которые влияют на повседневную жизнь людей», — подчеркнула она.

Напомним, в результате двухлетнего расследования спецпрокурор США Роберт Мюллер не нашел доказательств сговора между Дональдом Трампом и Россией.

Генпрокурор США Уильям Барр передал Конгрессу США отчет о докладе спецпрокурора Роберта Мюллера, в котором говорится о том, что прокурор не нашел доказательств того, что Дональд Трамп или люди, связанные с его предвыборной кампанией, «координировали с Россией усилия по воздействию на президентские выборы 2016 года «.

Источник: nv.ua

В центре Киева проходит вторая акция против коррупции в оборонной промышленности — фото, видео

В центре Киева проходит вторая акция против коррупции в оборонной промышленности — фото, видео

В Киеве на Майдане Независимости люди вышли на акцию Свинарчуков за решетку и требуют наказания для фигурантов дела о хищении в оборонке.

Об этом сообщает УНИАН.

Нацдружины и Нацкорпус проводят в Киеве акцию Свинарчуков Порошенко — за решетку! , в которой, по словам организаторов, примут участие 10 000 человек.

За порядком в центре столицы следят 1,5 тысячи полицейских и нацгвардейцив, сообщили в полиции Киева.

Напомним, Нацдружины анонсировали всеукраинскую акцию протеста из-за коррупции в оборонной сфере.

В первой части расследования журналистов программы Bihus.Info говорится, что член СНБО Олег Гладковський, его 22-летний сын Игорь и гендиректор Укроборонпрома Павел Букин причастны к коррупционной схемы по выводу из украинской оборонки примерно 250 млн гривен.

Как утверждается, они организовали поставки оборонным предприятиям контрабандных деталей из РФ, а также из украинских военных частей по ценам, завышенным в 2-4 раза.

Во второй части журналисты рассказали о роли Олега Гладковского в коррупционной схеме.

Накануне вышла очередная часть расследования журналистов Bihus.Info, из которого следует, что представители правоохранительных органов (Генпрокуратуры, ДФС, СБУ и НАБУ) за взятку закрывали уголовные дела против руководителей фирмы Оптимумспецдеталь, которые, в свою очередь, связаны с сыном бывшего первого заместителя секретаря СНБО Олега Гладковского Игорем.

Игорь Гладковський, который фигурирует в расследовании Bihus.Info, отверг все обвинения и пригрозил журналистам судом.

Позже президент Петр Порошенко уволил его с должности.

НАБУ начало досудебное расследование по материалам, изложенным в журналистском расследовании относительно махинаций окружения президента Петра Порошенко в оборонной сфере.

Источник: nv.ua

Жители Москвы вышли на одиночные пикеты против аннексии Крыма

Жители Москвы вышли на одиночные пикеты против аннексии Крыма

Жители Москвы вышли на одиночные пикеты против российской аннексии Крыма, сообщает Крым.Реалии.

По словам гражданского активиста из России Константина Котова, пикеты прошли в центре Москвы. Их участники держали в руках плакаты «Крым.Итоги» (с указание политузников Кремля), «Список Олега Сенцова», «Крым вам вместо пенсий».

Сам Котов вышел на Манежную площадь к памятнику маршалу Жукову с плакатом «Крим – це Україна».

Он сообщил, что к нему неоднократно подходили сотрудники российской полиции, но обошлось без задержания. Силовики только проверили документы активиста. Он уточнил, что сотрудники Центра по противодействию экстремизму «вели съемку».

Котов рассказал, что к нему подходили агрессивные прохожие, которые говорили, что Крым российский.

«Одна женщина, которая сказала, что сама из Крыма, все пыталась вырвать у меня плакат и возмущалась, как это нам позволяют тут стоять. Обещала отправить фото в ФСБ», – рассказал Котов.

Напомним, 16 марта 2019 года исполняется пять лет со дня незаконного проведения в Крыму так называемого «референдума», который прошел под давлением российских кадровых военных без опознавательных знаков.

Источник: nv.ua

НАБУ закрыло дело против Продана — СМИ

НАБУ закрыло дело против Продана — СМИ

В связи с отменой
уголовной ответственности за незаконное обогащение Национальному
антикоррупционному бюро пришлось закрыть дело против бывшего и. о. ГФС Мирослава
Продана, передают
Українські Новини со ссылкой на источник в НАБУ.

«Эпизод по
незаконному обогащению закрыли, а все дело передали в ГПУ», — рассказал
он.

В то же время,
когда именно было закрыто уголовное производство, источник не уточнил.

Напомним, Продана
подозревают в незаконном обогащении на 89 млн гривен. После того, как бывшему
и. о. главы Госфискальной службы сообщили о подозрении, он был отпущен на поруки.

Ранее Конституционный Суд Украины опубликовал решение о признании неконституционной статьи 368-2 Уголовного кодекса Украины о незаконном обогащении.

Президент Украины Петр Порошенко внес в Верховную Раду новый законопроект о наказании за это преступление.

Источник: nv.ua

"Расист, аферист и мошенник": СМИ узнали о свидетельствах Коэна против Трампа

"Расист, аферист и мошенник": СМИ узнали о свидетельствах Коэна против Трампа

Бывший адвокат президента США Дональда Трампа Майкл Коэн готовится дать показания против главы Белого дома, пишет The Guardian со ссылкой на подготовленные свидетельства Коэна.

В своих заметках Коэн называет Трампа «расистом, аферистом и
мошенником».

В частности, Коэн утверждает, что Трамп заранее знал о хакерской атаке на
компьютеры Демократической партии в ходе предвыборной кампании и одобрил ее.

Коэн отметил, что присутствовал при телефонном разговоре помощника Трампа
Роджера Стоуна с основателем WikiLeaks Джулианом Ассанджем, который сообщил,
что «через пару дней» будут опубликованы материалы, компрометирующие соперницу
Трампа на выборах Хиллари Клинтон. По его словам, в ответ на это Трамп сказал,
что это «было бы здорово».

Экс-адвокат также заявляет, что Трамп в приватных беседах допускал расистские
высказывания.

Кроме того, он по заданию миллиардера оплачивал молчание женщин, с которыми
у Трампа были интимные отношения,

Коэн также отметил, что уже в ходе избирательной кампании продолжал вести
переговоры с Москвой о строительстве Trump Tower.

Дача показаний Коэном в американском Конгрессе запланирована на 27 февраля.

Ранее сообщалось, что Майкла Коэна лишили статуса адвоката.

Коэн работал адвокатом в Нью-Йорке с 1992 года.

Напомним, экс-адвокат президента США приговорен судом Нью-Йорка к трем годам заключения за махинации при финансировании предвыборных кампаний, а также лжесвидетельство.

Коэн признался, что платил деньги за молчание двум женщинам, у которых якобы была связь с Трампом.

Также Коэн признался, что солгал о планах строительства небоскреба Trump Tower в Москве во время дачи показаний в Конгрессе США по делу о вмешательстве РФ в выборы президента США.

Источник: nv.ua

Большой разговор. Госсекретарь Обамы – об американском оружии для Украины, выпадах против Трампа и беспокойстве за Европу

Большой разговор. Госсекретарь Обамы – об американском оружии для Украины, выпадах против Трампа и беспокойстве за Европу

Госсекретарь США при президенте Бараке Обаме Джона Керри дал большое интервью журналу НВ.

жон Керри, 68‑й государственный секретарь США, работавший в правительстве Барака Обамы, сидит, положив ногу на ногу, в кулуарах Всемирного экономического форума в Давосе. Он пришел на Украинский завтрак, который на форуме уже 15 лет проводит украинский бизнесмен Виктор Пинчук, в строгом деловом костюме и тактических кроссовках цвета милитари — в туфлях по крутым обледенелым улочках Давоса далеко не уйдешь.

Керри — самый влиятельный гость завтрака и давний сторонник Украины. Именно на его госсекретарство пришлись события на Майдане и последующая аннексия Крыма. Ее Керри едва ли не первым из американского истеблишмента назвал вопиющим фактом.

Ветеран войны во Вьетнаме, он известен своими антивоенными взглядами. Его фраза “Господин президент, выиграть войну несложно, трудно добиться мира”, сказанная президенту США Джорджу Бушу-младшему перед введением американских войск в Ирак, и сегодня остается его жизненным принципом.

Теперь Керри заработал репутацию оппонента и критика нынешнего президента США Дональда Трампа, и нередко гневные посты последнего в Twitter адресованы именно ему. К слову, Керри, как и многие представители администрации Обамы, очень осторожно относится к предоставлению Украине летального оружия и резким действиям обеих сторон военного противостояния.

В Давосе он охотно соглашается дать интервью НВ, в котором демонстрирует крайнюю сдержанность в отношении оценки украинских выборов, брэксита и даже того, что происходит в Вашингтоне при Дональде Трампе.

— Вы, наверное, знаете, что в Украине скоро президентские выборы, и как минимум с двумя лидерами гонки, Петром Порошенко и Юлией Тимошенко, хорошо знакомы лично. Как бы вы их охарактеризовали?

— Я точно не хочу быть частью предвыборной кампании любого из кандидатов и что‑то говорить на их счет. Скажу шире: очень надеюсь, что выборы в Украине будут свободными и честными, что они будут подотчетными избирателям, и призываю к этому всех нынешних кандидатов.

— После кризиса в Азовском море надо ли, на ваш взгляд, увеличить присутствие войск НАТО в этом регионе, в том числе в Черном море, и Восточной Европе в целом?

— Думаю, главное сегодня — это все же дипломатия. В этом неприятном и трагическом событии мы вновь видим, как Россия выбрала путь нарушения международных стандартов и норм. Поэтому международное сообщество должно выйти и объяснить, что такое поведение России недопустимо. И моя надежда, конечно, на то, что ситуацию удастся разрядить, моряки и суда смогут вернуться домой, а все участники конфликта наконец‑то сядут за стол переговоров для серьезной дискуссии по решению проблемы Донбасса, и это будет происходить без информационного вмешательства, провокаций и согласно Минским соглашениям. Вот это точно первоочередная задача, дополнительная милитаризация ситуации — не выход, это только приблизит риски войны.

— Вы известны как сторонник переговоров, а не войны, и, когда вы занимали должность госсекретаря в правительстве Обамы, США так и не предоставили Украине летального оружия. Зато предоставили при президенте Дональде Трампе. Сегодня вы считаете это своим упущением?

— Я сторонник переговоров, и поверьте, мы достаточно серьезно оценивали ситуацию в Украине, я бывал в Киеве с официальным визитом, но мы очень осторожно принимаем подобные решения. Любая гонка вооружений провоцирует эскалацию конфликта. Администрация Обамы инициировала главное — санкции против России, которые также были приняты большинством европейских стран и продлеваются до сих пор. Такая политика против российской агрессии более результативна. Как видим, Путин ограничился оккупированными территориями Донбасса и не пошел дальше.

— Последние действия России на суше, в том числе увеличение количественного состава войск на границе с Украиной, заставляют многих военных экспертов ожидать нового наступления России на Украину. Вы видите вероятность такого сценария?

— Это станет огромной ошибкой России — начинать любые военные действия в отношении Украины. Я не могу предугадать их действий, но надеюсь, что они будут достаточно разумны, чтобы не провоцировать и не создавать дополнительных международных инцидентов. В то же время сегодня никто не застрахован от кибератак со стороны России, и Украина в этом году станет их главной целью.

— Украинские моряки уже больше двух месяцев находятся в российском плену. Какие конкретные меры могли бы помочь в их освобождении?

— Продолжать публичное давление и публичное обсуждение проблемы на международном уровне.

— Но ведь этого недостаточно.

— Да, конечно, однако это не толь­ко давление, но также возможность начать легитимные переговоры, благодаря которым каждая из сторон конфликта сможет обозначить свои позиции и интересы и попытаться договориться.

— Какие страны могли бы стать участниками такого нового процесса переговоров между Украиной и Россией?

— Это вопрос к украинскому правительству, а также к международным посредникам, вовлеченным в Минские переговоры.

— Как госсекретарь США вы сделали много для того, чтобы Парижское соглашение по климату состоялось. Вы также приложили немало усилий к тому, чтобы Иран подписал договор о нераспространении ядерного оружия. Что вы чувствуете сегодня, когда президент Трамп вначале вышел из соглашения по Ирану, а теперь планирует нарушить и Парижское соглашение?

— Я считаю, что это соглашение давало возможность понять, что Иран не находится на пути изготовления ядерной бомбы, и оно имело долгосрочные перспективы. Печально, что президент Трамп решил выйти из соглашения, потому что это в разы увеличило уровень нестабильности и совершенно не способствует цели сделать Америку великой вновь. И теперь вести переговоры с Ираном стало намного сложнее. И что еще хуже — это позволяет думать, что переговоры в принципе не могут быть надежными, раз одна из сторон может их легко разрывать.

— Это то, что вы думаете. А что вы чувствуете как человек, который приложил немало личных усилий?

— Я серьезно обеспокоен будущим Европы и региона в целом, поскольку такой шаг провоцирует сдвиг в сторону конфликта, а не его разрешения. К сожалению, США оказались причастны к этому процессу.

— Этой весной вполне может случиться “дикий” выход Великобритании из Евросоюза. На ваш взгляд, как это событие отразится на мировой экономике?

— Президент Обама и я еще в начале дебатов в Великобритании по поводу брэксита говорили, что намного мудрее будет остаться. Но граждане страны проголосовали за выход. Проголосовали на основании ложной информации, и, думаю, там было вмешательство в этот процесс. Но это ответственность британцев — решать, что же сегодня делать дальше. Опять‑таки это очень напряженный момент, особенно для премьер-министра страны. Хочется верить, что они справятся. Моя позиция — я за сильную Европу, и надеюсь, она таковой останется в любом из возможных вариантов.

— В ходе одной из встреч на Давосском форуме вы сказали, что, если бы у вас была возможность сейчас поговорить с президентом Трампом, вы бы посоветовали ему уйти в отставку. Вряд ли это произойдет. В чем вы видите разрешение нынешнего политического кризиса в США?

— Это время, когда американские политические силы должны задуматься о серьезных переговорах и прежде всего успокоиться. Я не хочу вдаваться в подробности и персоналии, но те решения, которые принимает нынешняя президентская администрация, например выход из серьезных международных соглашений, возникшее внутри страны напряжение — все это тревожные знаки, которые, к сожалению, вполне могут перерасти в неприятные последствия и в США, и за их пределами. Мы видим, что работа Вашингтона приостановлена на продолжительное время, и ничего не делать с этим очень опасно.

Что до моей фразы о Дональде Трампе, то отнеситесь к ней как к шутке. Я не думаю, что президент Трамп в ходе любых таких дискуссий прислушивается хоть к кому‑нибудь. Поэтому я бы даже не тратил свое время на такие диалоги.

Этот материал опубликован в №5 журнала НВ от 14 февраля 2019 года

Источник: nv.ua

Мураев против Добродомова. Президентские дебаты на Радио НВ — полный текст и видео

Мураев против Добродомова. Президентские дебаты на Радио НВ — полный текст и видео

В эфире ток-шоу Печерські пагорби на Радио НВ прошли дебаты кандидатов в президенты — главы партии Наши Евгения Мураева и лидера партии Народный контроль Дмитрия Добродомова.

Публикуем их полный текст:

— Пане Добродомове, що ви вважаєте головною проблемою України і як плануєте її вирішити?

Дмитро Добродомов: Одну проблему важко виокремити. Я вважаю, їх на сьогодні дві — найголовніших, — але вони між собою тісно пов’язані.

Перше — це встановлення миру і закінчення війни; друге — це економічний підйом, а по суті боротьба з бідністю. Чому вони споріднені? Тому що, якщо ми говоримо про питання миру, в ньому є три найголовніші складові.

Безперечно, це дипломатичний шлях, який зараз намагається впроваджуватися, але Україна не стала суб’єктом цього переговорного процесу; і часто-густо, коли там вирішуються питання щодо України, щодо того, яким чином завершити військові дії, це робиться без України, навіть без її думок, побажань і намірів.

Це є, звичайно, проблема, але його треба продовжувати, тиск на країну-агресора потрібно продовжувати, однозначно — нульова толерація до так званих “ДНР” і “ЛНР”, невизнання анексії Криму всіма країнами, це безперечно.

Другий аспект теж важливий — обороноздатність, її треба підвищувати, в армії мають поважати бійця, але в армії, в якій не крадуть і не прикривають війною на сьогодні всі ті оборудки, які робляться.

І третє, найключовіше: ми ж хочемо повернути не тільки території, ми хочемо повернути тих людей, які там є. А повернути в зубожілу країну, яка на сьогодні визнана найбіднішою в Європі, надзвичайно важко. У країну без верховенства права — теж.

Тому економічна складова є ключовою для того, щоби розпочати процес, який буде довгим і тривалим, встановлення миру, закінчення війни і повернення територій.

— Дякую. Те ж запитання до Євгена Мураєва: що ви вважаєте головною проблемою України і як плануєте її вирішити?

Євгеній Мураєв: Я считаю, что главная проблема в Украине — это Порошенко, в первую очередь. И как продолжение, безусловно, вопрос установления мира — я тут в корне с Дмитрием не согласен, и мы предлагаем совершенно другие варианты, они указаны на сайте.

Проблема трудовой миграции, я считаю, тоже является основной, поскольку все другие потуги по реанимированию экономики без решения этого вопроса невозможны. Но хотел бы вернуться к миру: я не вижу военного пути решения этого вопроса и считаю, что его установление лежит в нескольких плоскостях.

Во-первых, Украина должна стать внеблоковым нейтральным государством, чтобы мир знал, что мы не являемся зоной распространения НАТО или ОДКБ, и тогда у них пропадет геополитический интерес, этот вопрос надо решать на референдуме.

Второе — необходимо прекратить культурную войну и то навязывание своих стереотипов и видения в вопросах истории, религии, языковой политики одной части Украины, и для этого необходимо провести культурную децентрализацию, дать возможность на местах, на местных референдумах, определяться самим громадам.

Третий вопрос — это, конечно, вопрос примирения. Необходимо наказать тех, кто развязал этот конфликт, необходимо предать суду тех, кто совершал военные преступления согласно Женевской конвенции: мародеров, насильников, грабителей. А всех остальных солдат амнистировать. Без этого мира не будет, и об этом говорит мировой опыт.

Блок экономических законов (как вернуть сюда людей) нами зарегистрирован, но это тоже лежит в плоскости наведения правопорядка в стране. В первую очередь здесь должно быть безопасно, здесь должно быть не страшно и здесь должна быть работа.

— Друге запитання: пане Добродомове, яка ваша стратегія у відносинах з Росією?

Дмитро Добродомов: Стратегій відносин із Росією зараз є, насправді, дві. Перша — це домовлятися (і ми розуміємо, що в тій ситуації, в якій зараз перебуває Україна, домовлятися на вигідних для Росії, а не України, умовах). Це на сьогодні перше. Друге — все ж таки без допомоги світового співтовариства цю проблему однозначно не вирішити.

Я противник здавати національні інтереси, коли вони є слабкими на сьогодні (я не маю на увазі у військовому плані). У військовому плані ми, очевидно, будемо слабші завжди, ніж інші армії світу. Тому якраз військового рішення цього конфлікту я взагалі не бачу, він одразу утопічний за своєю суттю.

Дипломатичний — так, можливо, тому що зараз ситуація, яка відбувається в Україні і епіцентрі дуже несприятливих геополітичних моментів, де Україна грає далеко не головну роль (але певну грає)…

Ми опинилися, власне, в епіцентрі цього геополітичного перерозподілу світу, де Росія поставила собі за мету повернути колишню силу ще Радянського Союзу.

Вона так і розвивається, за тим же принципом, і Україна для них є в цьому козирем, на жаль. Можете вважати це розмінною монетою. Тому перемовини з Росією можуть призвести тільки до втрати національних інтересів (я говорю станом на сьогодні, при нинішньому керівництві Росії і при нинішньому стані).

— Яка ваша стратегія у відносинах з Росією, пане Мураєве?

Євгеній Мураєв: Снова не согласен с Дмитрием — я считаю, что предпосылкой для аннексии Крыма и раздувания конфликта на востоке нашей страны был обман со стороны политиков о том, что наш путь в ЕС и НАТО, которые однозначно говорили, что нас там не ждут в ближайшие 20-25 лет.

Но с другой стороны, это противоречило военной доктрине нашего северного соседа, который пошел на определенные шаги, а наша власть этому совершенно не препятствовала.

Мы помним, как был сдан Крым; мы помним, как выпускали Стрелкова из Славянска для того, чтобы он взял Донецк и разгорелся конфликт, в результате которого семь миллионов людей выпали из электорального поля и Порошенко в первом туре стал президентом. Они получили “контрольный пакет”, конституционное большинство в парламенте нашей страны.

Поэтому я все-таки считаю, что вопрос переговоров с Россией как раз лежит в плоскости нейтралитета Украины — тогда мы не наступаем на их интересы, да и нам это не надо. НАТО — это не уровень жизни, как говорит президент, НАТО — это стандарты военного блока.

Мы не можем себе этого позволить на сегодня, и, если проанализировать всю нашу историю, нам и воевать-то не с кем — нас окружают ядерные блоки и ядерные государства, с которыми ни с сильной армией, ни с честными солдатами без ядерного оружия нет никакой перспективы в охране собственного суверенитета. Поэтому только переговоры, только понимание, чего от нас на самом деле хотят и что мы можем позволить.

Я считаю, что вторые Минские соглашения не совсем плохие, мне не нравится там только одно, — что особый статус требуется для регионов Донецкой и Луганской области; я считаю, что особый статус должен быть у каждого региона.

Это будет полная децентрализация, выборные судьи, муниципальная милиция и выборная исполнительная власть. Я думаю, что все мы устали от “донецких”, которых присылали во Львов, а теперь от “винницких”, которых посылают по всей Украине.

Люди должны сами формировать свою власть, иметь механизм отзыва, и это будет означать независимость. И, кстати, таким образом победим коррупцию, потому что пройдет реальная децентрализация.

— Кого ви готові підтримати у другому турі, якщо раптом туди не потрапите? Відповідає Дмитро Добродомов.

Дмитро Добродомов: Я вам зараз скажу таку річ: я точно знаю, що вони вже святкують перемогу. Причому я зараз не називаю ту п’ятірку умовних соцдосліджень, котрі показують домінантів цього виборчого процесу.

Вони — це чотири-п’ять конкретних олігархи, які є кінцевими бенефіціарами, а по суті власниками, бо за великим рахунком їм все одно, він або вона буде президентом. Це конкретно олігархи. Порошенко сам собі олігарх, котрий за час президентства зміг збагатитися мінімум вдвічі; це Ахметов, Фірташ, Коломойський.

Тепер подивіться на цю п’ятірку — гроші, медіаресурси, адміністративні ресурси знову нас всіх поставили в ситуацію (маю на увазі виборців), коли, мовляв, “дивіться ж, вибір є, голосуйте, у нас же пряма демократія”.

Насправді це голосування за них, це треба чітко і правильно розуміти. Чи дамо ми їм зараз це зробити? Це залежить, напевно, від кожного з нас.

Якщо так, тоді ми маємо говорити: “Ми за те, що вони нам платять малі зарплати, підвищують нам тарифи, толерують корупцію, не дають розвивати реформи”. Але ми не маємо права їх легалізовувати через їхніх представників, які останні 20 років, міняючись між собою…

— Якщо вас не буде у другому турі, ви нікого не підтримуєте?

Дмитро Добродомов: Я не бачу можливості, якщо серед тієї п’ятірки так званих лідерів хтось буде у другому турі, підтримки одного чи другого.

— Добре, дякую. Те ж запитання до Євгена Мураєва: кого ви готові підтримати у другому турі, якщо раптом туди не потрапите?

Євгеній Мураєв: Я хочу сразу успокоить наших избирателей: на сегодня социология умерла как таковая, она полностью находится под контролем Администрации президента, поэтому на рейтинги не обращайте внимания.

Давайте понимать, что мы выбираем вообще на посту президента. Мы выбираем человека, который будет гарантировать Конституцию, отвечать за нашу обороноспособность и безопасность и менять внешний вектор.

Все кандидаты на сегодня, 80% декларируют все то же самое, что и Порошенко. Они нас тянут туда, где нас не ждут — в НАТО и ЕС, — а это означает продолжение войны на Востоке, полный экономический коллапс и трудовую миграцию.

Поэтому я могу сказать однозначно, кого я не поддержу: я не буду голосовать за Порошенко (я считаю, что это величайшее зло, и во втором своем сроке он будет хуже, чем в первом) и всех его близнецов, а это Тимошенко, Гриценко, Ляшко и все те, кто вместе с Порошенко нарушали Конституцию, попирая ее полностью, голосуя за платную медицину, за судебную реформу, за [пункт о стремлении к] вступлению в НАТО в преамбуле [Конституции], за весь этот бред.

За этих я голосовать не буду. Голосовать надо за тех, кто будет предлагать альтернативные варианты, потому что последние пять лет показали, что вся их политика абсолютно никчемная.

Экономически Украина стала слабее, люди голосуют ногами, уезжая, война продолжается, Россия не разрушилась, и кормить нас дальше этими обіцянками-цяцянками просто убийственно для собственного народа и будущего наших детей.

Поэтому я буду надеяться, что все-таки здравый смысл победит, люди не будут обращать внимания на социологию и будут голосовать за тех, кто предлагает альтернативные варианты.

— Але все ж таки, чи ви підете голосувати, коли буде другий тур?

Євгеній Мураєв: Я надеюсь, что я буду голосовать за себя в первую очередь.

— Дякую. У другій частині я спілкуюся з кожним кандидатом окремо, почнемо з Дмитра Добродомова. Пане Дмитре, у вашій програмі є такий пункт: «Топ-корупціонерів ми саджатимемо довічно».

Ви працюєте в парламентському Комітеті з протидії корупції, законопроект саме з цією нормою ви зареєстрували ще 2017 року. Чому як виборець я повинен вірити цій вашій передвиборчій обіцянці, якщо вам досі не вдалося домогтися прийняття цього законопроекту?

Дмитро Добродомов: Перше і найважливіше: зрозуміло, тому що і у мене, і у колег з Народного контролю майже сотня законопроектів економічного, соціального, зокрема і антикорупційного, характеру, котрі навіть не виставляються на голосування, деякі навіть не проходять Комітет.

Очевидно, що ми перебуваємо в опозиції до нині діючої влади, нас четверо народних депутатів, ми не є такою великою групою, яка могла би вплинути на це рішення, тому перезавантаження стосується не лише нового президента, а й нового парламенту.

Ми прекрасно розуміємо, що ця передвиборча кампанія — це одна передвиборча кампанія, нам потрібен новий президент і нова адекватна парламентська більшість.

Друге запитання: попри те, що той законопроект, про який ви говорите, дійсно передбачає довічне ув’язнення для топ-корупціонерів (там, до речі, є дуже важливий пункт щодо заборони виходу під заставу — це шпаринка для тих, хто обвинувачується у корупції і хабарництві), ця Верховна Рада під зовнішнім тиском, під тиском суспільства, при активній роботі груп депутатів, зокрема і нашого комітету, прийняла достатньо багато революційних законопроектів щодо боротьби з корупцією, починаючи від електронних декларацій і закінчуючи відкриттям усіх реєстрів. Ці інструменти не працюють.

Якраз коли можуть запитати: «А до чого тут президент до парламенту?» — то я нагадаю, що президент пропонує за своєю квотою парламенту на затвердження посаду генпрокурора, голови СБУ — це ті люди, котрі би мали реалізувати ці законопроекти, перевести їх в ту площину, коли корупціонери сидять і повернені ними гроші опиняються в бюджеті.

— Зрозуміло, вас не дуже багато, ви не змогли дотиснути прийняття цієї норми. Наступний пункт з вашої програми: «Суддів обиратимете ви. На відкритих виборах, як президента, так і депутатів».

Чи не боїтеся ви, що якщо ввести саме цю норму, то повториться така ж ситуація, як і з виборами президента та депутатів, а саме — всі будуть ними незадоволені вже на наступний день після виборів? Чи настільки ми розумні і раціональні, аби обирати тих, хто буде вирішувати нашу долю?

Дмитро Добродомов: Якщо говорити про суддів і так звану суддівську реформу, яку провів Порошенко, то він насправді узурпував суддівську владу, і мені здається, вже далі нікуди бути незадоволеними суддями, тому що люди там не можуть знайти справедливості, це на сьогодні абсолютно очевидний факт.

Я вважаю, що досвід розвинених, цивілізованих країн в цьому плані є достатньо доречним, коли суддя буде розуміти, що його оцінкою буде займатися громада (це, до речі, в контексті децентралізації не єдине, що ще можна підтримати).

У даному разі виборність посади судді дає шанс (наголошу — шанс) на те, що ми все-таки отримаємо незалежні, а відтак і ефективні суди. Чи готове, чи не готове суспільство?

Друзі, ми маємо починати, маємо готувати правильну законодавчу базу для того, щоби ті, у кого є політична воля, нарешті почали її просто реалізовувати і для початку встановили верховенство права, виконання законів.

У нас не найгірші закони, прийняті в цій державі, це слід чесно визнати — інше питання, що вони брутально не виконуються, це вже навіть останні події з в.о. міністра охорони здоров’я [показали], де один суд постановляє звільнити, другий суд постановляє не звільнити, хоча там все чітко за законом.

Так, є пряме порушення законодавства — і все, але ми бачимо трактування двох судів, абсолютно політичний вплив на прийняття цього рішення.

— Ще один пункт з вашої програми, він звучить стисло: «Припиню співпрацю з МВФ». Чому?

Дмитро Добродомов: Я однозначно вважаю, що на сьогодні це абсолютно шлях в нікуди.

У нас війна, ми маємо агресію, тому наступному президентові потрібно зробити одну ключову річ: нашим західним партнерам, яким ми дякуємо за співпрацю, потрібно пояснити, що через те, що у нас зараз робиться в країні — війна, економічний і соціальний колапс, втрата ринків у тій же Росії, — нам треба щонайменше в чотири-п’ять разів відкрити квоти на нашу продукцію, по-перше. Заморозити зараз видачу і взагалі повернення кредитів, ми в такій ситуації.

І не треба боятися того, чим лякає нас уряд — дефолту чи ще чогось, — тому що дефолт уже стався в кожного з нас (принаймні у 90% населення України). Така практика з МВФ у інших країн була.

— Але відмовитися від МВФ значить відмовитися від ЄБРР й інших фінансових установ, вони не будуть давати нам кошти…

Дмитро Добродомов: Що таке МВФ? Давайте говорити про кошти і те, як наповнити [бюджет]. Я можу говорити про те, як наповнити бюджет, про реалістичну, результативну боротьбу з контрабандою — це в п’ять разів більше, ніж нам дає МВФ під конкретні, зокрема політичні, зобов’язання. А тепер головне, остання вимога МВФ — приватизація і ринок землі.

Друзі, ви розумієте, чим це взагалі закінчиться? Країна зробить банк землі, якщо не дай бог зараз, у цих умовах, відкрити, потім випустить під це облігації; коли не буде чим розрахуватися (а при даній системі того, як ми рухаємося, нам не буде чим розрахуватися), ми це і будемо робити.

Це транснаціональна фінансова корпорація, яка діє в першу чергу в своїх інтересах.

Я ще раз говорю: я можу зараз — буквально за хвилину — розповісти, де взяти другий бюджет країни, і тоді ми не будемо здавати пенсійний вік, підвищення тарифів чи українську землю за кредити, які ми не можемо віддати.

— Виходить така ситуація: ви готові делегувати українцям право обирати суддів, але відмовляєте їм у праві самим розібратися з землею, яку вони отримують. Чи немає тут парадоксу?

Дмитро Добродомов: В жодному разі, я абсолютно поважаю конституційне право на приватну власність. Що стосується землі, давайте говорити щиро, хто сьогодні з будь-якого…

До речі, було останнє дослідження Житомирського університету про те, що понад 90% малих і середніх фермерських господарств не мають можливості купити землю. Давайте собі дамо чесну відповідь, — хто ці землі купить?

Так було на початку 90-х, пам’ятаєте майнові сертифікати, пам’ятаєте, яким чином олігархи стали олігархами? Коли люди за копійки попродавали свої сертифікати, і потім за копійки, відповідно, були приватизовані найстратегічніші підприємства, половина з яких на сьогодні, на жаль, розвалена, і ніяким чином жодне інвестиційне зобов’язання не було виконано.

Ми сьогодні не готові ні у правовій, ні в економічній, ні у фінансовій… А де дешеві кредити для того, щоби ці фермерські господарства розвивалися?

Цю тему можна розвивати далі. Ми не готові. Хоча насправді я проти будь-яких мораторіїв, але в країні мають бути створені сприятливі умови для того, щоби ми могли робити це у цивілізований і конкурентний спосіб.

— Дякую. Зараз ми поспілкуємося з Євгеном Мураєвим. Ви про це вже теж говорили: «Поки триває війна внутрішня і зовнішня, поки ми відсічені від наших основних ринків, а Україна — територія постійної нестабільності, говорити про які-небудь серйозні реформи неможливо. Завдання встановлення миру — багаторівневе, і припинення бойових дій через виконання Мінських угод та прямі переговори усіх сторін конфлікту, відновлення економічних та соціальних зв’язків — тільки перший рівень».

Як ви поясните українцям, що їм треба забути про війну і відновити зв’язки з тими, хто їх вбиває?

Євгеній Мураєв: Вы сейчас имеете в виду кого…

— Росію.

Євгеній Мураєв: Жителей неподконтрольных территорий?

— Саме так. І підконтрольних територій теж.

Євгеній Мураєв: Так Россию или жителей неподконтрольных территорий? У нас блокада, если вы помните, была политическим решением, в результате которого мы получили схему Роттердам+, высокие тарифы и все остальное.

При этом люди, которые работали, наши граждане на территории, которую Украина не контролирует, потеряли работу. В результате были затоплены…

— Як я розумію, ви говорили про домовленість з Росією, і зокрема в Мінських угодах.

Євгеній Мураєв: Я в первую очередь говорил о прямых переговорах, потому что Россия абстрагируется от этого вопроса и на сегодняшний день власть неподконтрольной территории администрируют представители непризнанных республик.

— І нам треба забути про війну і сказати «business as usual», як то кажуть?

Євгеній Мураєв: Я считаю, что в первую очередь, если вы почитаете, там у меня сказано о том, что сначала прекращается война, потом идет поэтапная отмена санкций. Безусловно, нужно прекратить военные действия, и это в первую очередь выгодно самой Украине.

Посмотрите, в результате этого военного конфликта наш северный сосед не развалился и показывает позитивную динамику, а мы потеряли половину ВВП, девять миллионов наших граждан являются трудовыми мигрантами, реально убитых мы посчитать не можем, очень разные данные, и по сути лишили себя 25% промышленного потенциала.

Все это невыгодно в первую очередь нам, поэтому конфликт необходимо прекращать. Европа после подписания договора об ассоциации, о чем говорил Дмитрий, ввела такое понятие, как квоты, полностью уничтожив наш экспортный потенциал.

И еще один из разделов предполагал, что будут сняты пошлины с европейских товаров, которые поставляются в Украину — это убило нашего внутреннего товаропроизводителя.

В общем, все то, что произошло за последние пять лет, выгодно нашим соседям, а не нам. Поэтому это необходимо прекращать и возвращать привычные рынки, запускать те заводы, которые на сегодняшний день остановлены.

— Ви бачите Україну як нейтральну та позаблокову, також пишете у своїй програмі: «Всі питання, що стосуються основ зовнішньої і внутрішньої політики, вирішуються на всеукраїнському референдумі», — так?

Євгеній Мураєв: Так гласит Конституция.

— Якщо на референдумі українці проголосують за вступ до НАТО, ви приймете цей вибір?

Євгеній Мураєв: Да, это будет решение украинцев. Но я буду делать все возможное для того, чтобы объяснить, что это причинно-следственная связь.

Смотрите, наши товарищи записали стремление в НАТО. Во-первых, по первому разделу, 18-й статье, которая регламентирует наш внешний курс, этот вопрос принадлежит исключительно народу и голосуется на референдуме.

То, что они внесли в преамбулу — это, во-первых, полный бред, преамбула гласит о том, в каких условиях и для чего принималась Конституция, но самое главное — мы стремимся туда, где не ждут. Если предположим, что мы вступили, это будет означать немедленное развязывание Третьей мировой войны с Россией.

Мы же понимаем, если мы находимся с ней сейчас в состоянии открытого конфликта, тогда НАТО должно будет вступить в этот конфликт, поэтому нас туда не возьмут, пока мы не закончим войну на Востоке. А мы ее не закончим, пока не перестанем стремиться, и это надо четко понимать, я буду это объяснять и уверен, что украинцы поддержат внеблоковый нейтральный статус.

— Ще один пункт з вашої передвиборчої програми: «Ми виступаємо проти наруги над нашою пам’яттю, знищення пам’ятників Великої Перемоги та переписування історії».

Як бути з фактами історії, які були змінені у радянський час? Наприклад, Молода гвардія — їх необхідно виправляти чи ні? І взагалі, Бандера — герой України, герой для українців, чи ні?

Євгеній Мураєв: Украинцы разные, Украина разная. Украина много раз меняла свои границы — я привык к тем, которые с моего рождения, они для меня близки, и я считаю, что территориальная целостность должна быть восстановлена. Но часть Украины считает его, возможно, героем. Для части Украины, к которой я отношусь, он таковым не является.

— У такому разі, що потрібно робити?

Євгеній Мураєв: Я считаю, что ковыряться в прошлом глупо. Ковыряются в прошлом те, кто не могут предложить стране будущее, поэтому они разделяют нас по отношению к историческим событиям, делят нас на языковые группы, вносят в жизнь то, что не делает нас сильнее. Объединяться надо вокруг экономического роста.

Учитывая то, что исторически так сложилось, что украинцы по-разному относятся к этим вопросам, это надо забрать у политиков, чтобы они больше не спекулировали, и передать в компетенцию местных общин.

Эти вопросы тоже надо решать на референдуме. Для меня День победы — это День победы. Возможно, для жителей Львова это День скорби, но еще раз говорю…

Дмитро Добродомов: День пам’яті.

Євгеній Мураєв: Решили, и каждый… День памяти…

Дмитро Добродомов: Як у всій Європі.

Євгеній Мураєв: И каждый либо гордится, либо скорбит. Европа проиграла, она приходила к нам с войной. Если вам хочется скорбеть вместе с оккупантами — это ваше право, я не хочу навязывать.

Я хочу создать такие условия в нашей стране, чтобы это никогда нас не разъединяло, чтобы громады определялись самостоятельно, а мы были объединены проектом будущего, а не прошлого.

— У третій частині кандидати ставлять запитання одне одному. Дмитро Добродомов запитує пана Мураєва.

Дмитро Добродомов: У мене виникло питання з того, що я почув останнє, що “не можна пам’ять, історію і все [інше] давати політикам для того, щоби вони це робили”.

Я тоді не дуже розумію, тому що я слухаю уважно і спостерігаю за різними кандидатами у президенти (зрозуміло, це мої опоненти), я бачив рекламу «Наші свята», «Наші герої» — Євгенію, вам не здається, що саме цим ви особисто і займаєтеся? Знову розділенням, спираєтеся виключно на свій електорат у цьому розумінні?

Як це збігається з вашим твердженням про те, що треба забути, і в той же час ставити на щит собі, у свою виборчу програму, що по суті розділяє?

Що значить “наші”? Ви прихильник федералізації країни, так? Того, що хоче зробити Путін?

Євгеній Мураєв: Дорогие друзья, я, естественно, вижу свое, у меня есть свое мнение о различных событиях.

И я, как и миллионы людей, вынужден защищать то, что сейчас забирает обязательная идеология, навязанная теми, кто пришел к власти на волне Майдана. Но я предлагаю совершенно другое, я предлагаю другую формулу. Для меня, еще раз говорю, День победы — это День победы, для кого-то — День скорби.

Для кого-то Бандера — герой, для меня — нет, у меня другие герои, но это не должно разделять Украину на различные группы. Поэтому я предлагаю такое устройство государства, такие механизмы, которые позволят нам сохранить свою аутентичность.

Дмитро Добродомов: Я перепрошую, ще раз наголошую, “Наші свята”…

Євгеній Мураєв: Я сейчас закончу.

Дмитро Добродомов: “Наші герої”…

Євгеній Мураєв: Девятое мая отменяют, отменяют Восьмое марта…

Дмитро Добродомов: Хто скасовує?

Євгеній Мураєв: Вятрович и иже с ним.

Дмитро Добродомов: Прошу, — В’ятрович не є народним депутатом, це у прерогативі Верховної Ради.

Євгеній Мураєв: Послушайте, это механизм, который был… Дмитрий, я ваши семь минут не отбирал.

Были созданы институты памяти, были созданы такие механизмы, с помощью которых наплевали на мнение миллионов людей, в том числе и по закону О декоммунизации целые города переименовываются, не спрашивая мнения местных громад.

Поэтому я на страже своих ценностей буду стоять, но считаю, еще раз, что у политиков это право нужно забрать.

В моей предвыборной программе прописаны четкие механизмы, под которые подложены проекты законов, зарегистрированные в Верховной Раде, которые позволят каждому украинцу сохранить свои ценности, не противопоставлять их другим, не слушать политиков и объединяться вокруг будущего нашей страны как суверенного государства.

Касательно вопроса о децентрализации: большинство успешных, экономически развитых, целостных стран мира — не треснувших, не убежавших, не развалившихся — являются федеративными, в том числе и Соединенные Штаты, Австрия, Швейцария, Бельгия, Германия (и Россия, кстати, тоже). Масса таких стран.

Но это же не вопрос того, что страна разрушится и ее суверенитет будет под угрозой, это вопрос отношения регионов и центра. Мы говорим о глобальной…

— Але все ж запитання про те, чи підтримуєте ви ідею федералізації?

Євгеній Мураєв: Я поддерживаю идею глубокой децентрализации, передачи власти на места, а это во многом напоминает федеративное устройство, с точки зрения распределения баланса власти.

Выборная власть на местах, выборные судьи, возможность формировать собственную налоговую систему, создание свободных экономических зон, принятие решений на местных референдумах, сохранение аутентичности — это то, что я предлагаю. Если вы хотите это запереть в эту формулировку, — имеете право.

— Дякую. Запитання Євгена Мураєва до Дмитра Добродомова, будь ласка.

Євгеній Мураєв: Дмитрий, вы до 2015 года были членом фракции БПП, насколько я понимаю?

Дмитро Добродомов: Чотири місяці.

Євгеній Мураєв: Потом вышли оттуда, но при этом, я смотрю, вы поддерживаете все те же постулаты, которые говорит Порошенко — и во внешнем курсе, и во внутренней политике. Скажите, чем вы отличаетесь? И только ли коррупция Порошенко заставила вас принять это решение?

Дмитро Добродомов: 2014 року я, депутат-мажоритарник, виграв вибори як самовисуванець. Я абсолютно добровільно вступив, єдиний шанс був вступити до демократичної коаліції.

Я абсолютно вірив, що 2014 року у нас був унікальний шанс із величезною підтримкою людей дійсно провести ті зміни, котрі обіцяли на той час демократичні партії.

Проте, так, я добровільно вступив, і єдиний шлях був — вступити до якоїсь фракції, з яких склалася коаліція Європейська Україна, котра тоді, до речі, вперше нараховувала конституційну більшість, було 302 депутати.

Буквально через два місяці я точно зрозумів, що потрапив до людей, котрі лише декларують, а не роблять те, що є. Вони це довели тим, що за чотири роки не виконали навіть третину коаліційної угоди, яка виписана достатньо добре.

І незважаючи на те, що ми — Народний контроль — перебуваємо в опозиції, всі ті речі, які прописані в коаліційній угоді, ми підтримуємо. Партія Народний контроль — євроінтеграційна партія, однозначно.

Я вважаю, що ЄС — це стандарти: стандарти економічного життя, стандарти прав людини, це те ж верховенство права і справедливості. Я точно знаю, що всіх цих чотирьох пунктів немає в Росії, на яку орієнтуєтеся ви…

Євгеній Мураєв: А я говорил об ориентации на Россию?

Дмитро Добродомов: І тому для мене це є просто очевидним фактом, корупція і по суті совкове мислення — Порошенко робить все те саме, що Путін робив у Росії.

За великим рахунком, від Путіна він нічим не відрізняється, починаючи від того, як він поводиться зі ЗМІ, свободою слова (кому, як не вам, це прекрасно знати), закінчуючи узурпацією влади, починаючи від судової — і до всієї вертикалі.

Це людина, яка декларує європейські цінності тільки під тиском обставин, наших західних партнерів, робить певні кроки виключно для збереження своєї влади і примноження своїх статків.

Нічого спільного з євроінтеграційними процесами Порошенко не має, крім декларацій, але це не означає, що я — людина, яка вважає себе патріотом цієї країни, — не маю відстоювати ті принципи. Бо Порошенко сьогодні є — завтра його немає, а наш шлях є абсолютно незворотним.

— Зрозуміло. Ви задоволені відповіддю?

Євгеній Мураєв: Абсолютно. Только я не услышал, есть ли у вас и вашей партии все-таки разница в программном видении того, что говорит Порошенко?

Дмитро Добродомов: Звичайно, причому кардинальна різниця. Я за перезавантаження людей. Я просто наголошую: в тій партії, в котрій ви були, вона називалася Партія…

Євгеній Мураєв: Но курс — это все равно НАТО и ЕС, да?

Дмитро Добродомов: Я вам наголошую: Партія регіонів, у якій ви були раніше, одним з її співзасновників був Петро Порошенко.

Просто я хочу пояснити, що ця людина метаморфозно нічим не відрізняється, за великим рахунком, від вас, у вас однакове мислення.

Євгеній Мураєв: Порошенко рядом постоял. Я говорил с основателями партии в свое время, в том числе с Борисом Колесниковым, он сказал, что [Порошенко] рядом постоял.

Дмитро Добродомов: Дивіться, це факт. Те, як ви зараз його трактуєте, є факт, а я, як у минулому журналіст, дуже люблю говорити фактами. Факт є беззаперечний — Петро Порошенко був засновником партії, членом якої ви були.

Євгеній Мураєв: Я, кстати, этим горжусь.

 Це запитання, якщо у нас буде можливість, ми поставимо Петру Порошенку. Зараз Дмитро Добродомов запитує Євгена Мураєва.

Дмитро Добродомов: Ми про Євросоюз трохи поговорили, давайте все ж таки про НАТО: ми розуміємо, що НАТО — це в першу чергу теж стандарти, і не тільки військові, це ще і стандарти життя, це дійсно результативна боротьба з корупцією, реалістичні реформи; це, зокрема, і високий економічний рівень. Але ви говорите, що виступаєте за позаблоковий статус. І чим нам це допомогло?

На нас Росія напала, коли ми мали позаблоковий статус. Більше того, Росія ще виступала гарантом за Будапештським меморандумом, коли у нас відбулося ядерне роззброєння.

І цей момент у даному разі нам абсолютно нічим не допоміг — частина окупованого Донбасу, захоплений росіянами Крим. Я сподіваюся, ви підтверджуєте, що росіяни захопили Крим?

Євгеній Мураєв: Аннексировали.

Дмитро Добродомов: Анексували. Це якраз вам відповідь на запитання, що там також був проведений місцевий референдум про режим автономії, а ви хочете автономію для кожної області — і чим це закінчилося для Криму?

Питання: ви й далі вважаєте, що позаблоковий статус може захистити нас від нашого агресивного сусіда?

Євгеній Мураєв: Во-первых, я считаю, что Крым сдали. У Украины было достаточно и военных подразделений, и Службы безопасности, и других специальных подразделений, которые могли отстоять Крым, но это было выгодно…

Дмитро Добродомов: Тобто принесли і подарували Росії, так?

Євгеній Мураєв: Это было выгодно нынешней власти, да.

Дмитро Добродомов: А та “дуже довго відмовлялася, але потім взяла”?

Євгеній Мураєв: Без единого выстрела был сдан Крым и флот. И таким образом два миллиона граждан, которые бы проголосовали против того, что происходило в Киеве, были изолированы.

Но я напомню, что Украина получила свою независимость и подписала Декларацию о суверенитете, в основу которой лег как раз внеблоковый уникальный статус нашего государства…

Дмитро Добродомов: І чим нам це допомогло?

Євгеній Мураєв: Именно на таких условиях мы получили. А когда после 2014 года началось резкое устремление в сторону НАТО, был поднят вопрос о разрыве Харьковских соглашений, которые предопределяли аренду Крыма российским Черноморским флотом, вот тогда Россия его и аннексировала.

Если бы Украина на тот момент соблюдала паритет, никто бы на нас не нападал. Если бы Украина на тот момент соблюдала (вернее, власть в Украине), которая тогда…

Помните, Турчинов был исполняющим обязанности президента? [Если бы], как велит ему Конституция, следил за территориальной целостностью, суверенитетом, Крым бы так легко не ушел.

Теперь касательно стандартов НАТО: Дмитрий, разберитесь, пожалуйста, — к экономике это не имеет никакого отношения…

Дмитро Добродомов: Має, Вашингтонські договори подивіться.

Євгеній Мураєв: Стандарты НАТО предполагают универсальные калибры, картографию…

Дмитро Добродомов: Ні в якому разі…

Євгеній Мураєв: И к экономике это не имеет никакого отношения.

Дмитро Добродомов: Звичайно має.

Євгеній Мураєв: Никакого, открывайте, называется это…

Дмитро Добродомов: Євросоюз — це Копенгагенська конвенція.

Євгеній Мураєв: Называется это STANAG — Standardization Agreement, в котором есть определенные пункты, которые приводят в соответствие и координируют действия стран-членов НАТО.

Дмитро Добродомов: А я зараз про країну.

Євгеній Мураєв: К экономике это не имеет никакого отношения.

Дмитро Добродомов: Звичайно має.

Євгеній Мураєв: Почему мы не нужны НАТО, в первую очередь? Потому что перевести нас на его стандарты, поменять всю военную технику и все остальное будет стоить огромных денег, а у Украины их нет.

И все реформы как раз сводятся к перевооружению. Больше вам скажу, — если вы видели последний саммит, переговоры, в НАТО все очень непросто.

И Европейский союз, в том числе Макрон и Меркель, уже неоднократно поднимал вопрос, и уже создана такая организация, которая называется PESCO, в которую вошли 26 стран, чьим заданием является создание нового военного европейского блока. Поэтому вы нас тянете во вчера.

Трамп неоднократно предъявлял претензию ко всем европейцам, что они недостаточно содержат, — а должны содержать в размере 5% от ВВП — свой оборонный комплекс, который является составной частью НАТО. Мы к этому не готовы, нам это не надо, нас это сейчас не защитит, мы не можем себе это позволить.

И НАТО нам откровенно говорит — “ребята, не бредьте, вы можете врать собственному народу, но вы нам не нужны 25 лет”. Об этом сказал Столтенберг — раз; об этом недавно сказал Волкер — два.

Поэтому это политические спекуляции, и вы на этой “хромой кобыле” скачете с 2014 года, только мы живем все хуже.

Дмитро Добродомов: Що сталося 2014 року? Конкретно у нас, у вільній демократичній країні, було заборонено висловлювати свою думку. Яка дія України з голосування Верховної Ради, прийняття указу президента, свідчила про вступ до НАТО?

Дії Росії всі побачили і зрозуміли — вона анексувала Крим, армія зайшла на нашу територію. Україна не зробила дій, про які ви говорите, ви зараз маніпулюєте…

Євгеній Мураєв: Дмитрий, я не манипулирую, я думаю, что…

Дмитро Добродомов: Які дії були зроблені?

Євгеній Мураєв: У граждан Украины все хорошо с памятью, все лидеры Майдана только об этом и твердили. Более того…

Дмитро Добродомов: “Твердили”, ви розумієте різницю між словом…

Євгеній Мураєв: Я считаю, что политики — ответственные люди, и они должны понимать, что их слова приводят к ответным действиям.

А когда лидеры, которые получили пост премьер-министра, спикера Верховного Совета и многие другие ответственные посты, об этом заявляли, а в Верховном Совете появился законопроект о денонсации Харьковских соглашений, это было уже прямое действие.

Дмитро Добродомов: У вас була більшість у Верховній Раді.

Євгеній Мураєв: И более того, это лозунги Майдана. Я считаю, что это ответственность. Сдача Крыма — за это тоже ответственность просто неотвратимо наступит.

— Є можливість і у вас поставити ще одне запитання до пана Дмитра Добродомова, будь ласка.

Євгеній Мураєв: Дмитрий, вы говорите о понятных ценностях: справедливой судебной системе, уровне жизни, демократии, развитии экономики.

Вот мы, украинцы, всю жизнь хотели независимости — независимости от России, независимости от других стран, — почему вы нас постоянно тянете в альянсы?

Почему, обретя такую выстраданную, долгожданную самостоятельность, не построить свое государство с уровнем социальных стандартов еще более высоким, чем в Европе?

Дмитро Добродомов: По-перше, я вже пояснив вам, що позаблоковий статус нам нічим не допоміг. Якщо би ми почали процеси 2005 року, а ваша Партія регіонів 2008 року не зірвала би, якщо би ми були вже тоді учасником НАТО…

Євгеній Мураєв: Если вы помните, в 2008 году премьер-министром была Тимошенко. Был Яценюк и Ющенко.

Дмитро Добродомов: Пам’ятаєте, кульки запускали у Верховній Раді, а ваша фракція…

Євгеній Мураєв: Дорогие друзья, Германия и Франция отказала по Плану действий по членству в НАТО.

Дмитро Добродомов: Давайте я все ж таки завершу.

Євгеній Мураєв: Дмитрий, но вы обманываете.

Дмитро Добродомов: Давайте це зараз буде вирішувати глядач і слухач, добре? А щодо цих оцінок я ще раз говорю: якщо би тоді ми мали блоковий статус…

Євгеній Мураєв: В 2008 году спикером Верховного Совета был Яценюк, Тимошенко была премьер-министром, президентом страны был Ющенко…

Дмитро Добродомов: Якщо ви не хочете чути іншу думку, як ви хочете зв’язувати країну? Мені цікаво.

Євгеній Мураєв: И заблокировала, было письмо трех… Потому что вы обманываете, исторически было не так. Письмо трех…

Дмитро Добродомов: А можна я договорю?..

Євгеній Мураєв: Письмо трех высших деятелей Украины было направлено в НАТО…

Дмитро Добродомов: Євгенію, ви сказали, що кожного з нас треба чути…

Євгеній Мураєв: Франция и Германия заблокировали наше стремление…

Дмитро Добродомов: У вас слова не сходяться зі справою…

Євгеній Мураєв: Если вы говорите правду, я готов вас слышать.

Дмитро Добродомов: Ви в мене забрали… У вас своя правда, ви бачите це, у вас правда меншовартості перед Росією.

Євгеній Мураєв: Причем Партия регионов 2008 года.

Дмитро Добродомов: У вас правда — губернія перед Росією.

Євгеній Мураєв: Да я единственный, кто выступает за самостоятельный путь Украины.

Дмитро Добродомов: У вас правда Малоросії.

Євгеній Мураєв: А вы как-то (я не понимаю, почему) все время стремитесь найти себе старшего брата.

Дмитро Добродомов: Незалежність ніхто не дарував, вона була виборена і почала виборюватися…

Євгеній Мураєв: Так зачем вы ее сдаете европейцам?..

Дмитро Добродомов: Ще 100 років тому, я вам нагадаю.

Євгеній Мураєв: Вы знаете, что если вы вступаете в Европейский союз или в НАТО, вы отдаете часть своего суверенитета в принятии решений вот этой надстройке?

Дмитро Добродомов: Заради тих стандартів, які є у Євросоюзі, я готовий віддавати.

Євгеній Мураєв: Вы лишаете наши… Послушайте, не спекулируйте, в Евросоюзе тоже по-разному живут, спуститесь…

Дмитро Добродомов: І це не спекуляція… Але набагато краще, ніж у Росії і в Україні.

Євгеній Мураєв: Да, поэтому мы построим Украину гораздо лучшую, чем Европа, в которую вы нас продаете.

Дмитро Добродомов: Російську губернію.

Євгеній Мураєв: Это для вас.


Источник: nv.ua

ВТО разрешила Южной Кореи ввести санкции против США

ВТО разрешила Южной Кореи ввести санкции против США

Всемирная торговая организация (ВТО) разрешила Южной Корее ввести санкции против США на сумму 84,4 миллиона долларов.

Решение связано с тем, что США в 2013 году ввели антидемпинговые санкции на стиральные машинки из Южной Кореи, передает Reuters.

Сумма, на которую можно ввести санкции, значительно меньше 711 миллионов долларов, которые запрашивала Южная Корея.

В то же время, ВТО предоставило стране «формулу санкций», которую Южная Корея может использовать если США введут пошлины на другие группы товаров.

Источник: nv.ua