Ахметов говорил, что Зеленский будет президентом, в 2016 году. Главное из интервью Коломойского УП

Ахметов говорил, что Зеленский будет президентом, в 2016 году. Главное из интервью Коломойского УП

27 мая Украинская правда опубликовала интервью с олигархом Игорем Коломойским. Приводим его главные заявления.

О том, кого финансировал на президентских выборах. Никого. Я же вам говорил. У меня же ограничения на расходы. Вы же понимаете, с 20 тысячами фунтов в неделю надо прожить самому и еще кому-то помогать. Детям, например, сыну-спортсмену.

О том, сколько денег тратит в месяц на себя. 15 тысяч долларов, 20 максимум.

О регионалах. Они предатели, я считаю. Они инструкции в России получают, они ездят туда на консультации. Рабинович, Медведчук, Бойко. Левочкин — нет. Этот поумнее.

О том, кому симпатизировал на выборах, кроме Владимира Зеленского и Юлии Тимошенко. Я еще симпатизировал Гриценко (Анатолий Гриценко, лидер Гражданской позиции — ред.).

О том, как кричал на гендиректора 1+1 Александра Ткаченко. Мы можем ругаться по разным вопросам. У нас есть финансовые разногласия. Мы можем обмениваться мнениями, но это же не значит, что журналисты это показывают.

О ссоре с Порошенко. Если вы хотите знать, что являлось конфликтом, это был 1+1. Это не было какое-то одно событие. Это было каждый день. Вот я по долгу службы, когда меня приглашали в администрацию, приходил. Один из вопросов был: 1+1 что-то не то показал. Порошенко говорил лично. А я говорил: «Я не занимаюсь 1+1. „Нет, перестань, ты все это контролируешь“».

О том, почему 1+1 его не критикует. Это называется внутренняя самоцензура, им не удобно про собственника, акционера или бенефициарного владельца писать какие-то гадости. Кроме того, мы с ними со всеми знакомы, общаемся, и у нас есть возможность сказать свою позицию. Поэтому мы живем мирно — я не трогаю их, они не трогают меня.

О Юлии Тимошенко. Раз она назвала меня другом, значит, мы с ней друзья. Будем помогать ей на парламентских выборах. Тем, что цены на рекламу будем стараться делать приемлемые для всех. Потому что их партия не очень богатая.

О том, кого поддерживали украинские олигархи. В душе все — Зеленского. А публично тоже многие Зеленского, но уже в зависимости… Не было такого, что олигархи между собой как-то договорились. Очень многие, Фирташ, например, свою позицию никогда публично не выражал. Пинчук не выражал ее. Но я знаю точно, что он хотел, чтобы был Зеленский.

О том, что Зеленского поддерживал Ринат Ахметов. Материально он не поддерживал, естественно, и публично он ничего не сказал. Но учитывая, что он стал больше появляться на ТРК — да. Ахметов сказал мне о том, что Зеленский будет президентом, еще в 2016 году. После первого выпуска Слуги народа. В 2016 году! Не в 2017, не в 2018. Я еще от Зеленского не слышал, что он собирается идти.

О звонке Святославу Вакарчуку. Мы с Зеленским где-то отметили окончание финансового года. Где-то март 2017 года. Что-то тогда крутилось в прессе: Вакарчук… А Зеленский тогда еще ничего не объявлял, никуда не собирался. Ну так, в кулуарах — что если пойдет Вакарчук, то пойдет и Зеленский. Ну позвонили Вакарчуку, он был сонный, было поздно уже. Мы его спрашиваем: «Ты поддерживаешь Зеленского?» Я думаю, у него лицо было, как будто он лягушку съел. Это было для него неожиданно, и он совершенно в этом направлении не думал. Он не пошел в итоге.

Об отношениях с Зеленским. Я считаю, что у нас очень хорошие отношения. Но они образовались на протяжении какого-то длительного срока, последних 7 лет общения на фоне производства их контента, который транслировался у нас. Ругались, да. Что-то показали, что-то не показали, какая-то еще была история. Я не помню подробности. Он очень зубастый.

О том, когда узнал, что Зеленский идет в президенты. В 2017 году. Мы просто где-то обсуждали. Это было за неделю или за две до того, как звонили Вакарчуку. Он сказал, что у него есть такие мысли. Я подозреваю, что он думал с 2015-го, когда «Слугу» делал.

О Борисе Ложкине. Ложкин там мне разрывал телефон и говорил, что это (Слугу народа — ред.) нельзя показывать. Еще на стадии производства. «Это нельзя выпускать, вы что! У вас будут неприятности, это будет скандал». Он звонил Боголюбову и говорил: «Передай ему, что у вас заберут банк». Шантажировал ПриватБанком из-за 1+1.

О том, сколько 1+1 должен 95 кварталу. Миллионов до 10 (долларов США — ред.) — вполне вероятно. Ну так они хорошо зарабатывают. У них годовой контракт от 10 до 20 миллионов.

О том, что сказал ему Зеленский после выборов. Поблагодарил? Нет. «Спасибо, Игорь Валерьевич, за мое счастливое детство»? Нет, такого не было. Был благодарен, что было хорошее сотрудничество с телеканалом. Сказал: «Извините, что я у вас забрал Богдана, но он был локомотивом нашей кампании». Это было 21 или 22 апреля. Когда был фантастический результат. С Богданом я общался все время. У нас с ним есть незавершенные вопросы, которые тоже требуют времени.

О том, может ли Зеленский стать его врагом. Я вообще думаю, что он не будет ничьим врагом. Я покушаться на Конституцию не собираюсь (смеется). Поэтому чего вдруг он должен быть моим врагом? У меня такого в планах нет ничего, чтобы он стал моим врагом.

О том, почему адвокат Дональда Трампа Рудольф Джулиани называет его врагом США. Смотрите, есть Джулиани, а есть два клоуна, которые тут занимались ерундой, Лев Парнас и Игорь Фруман. Они являются клиентами Джулиани. Парнас близкий к Джулиани. Но он просто проходимец, международный аферист. И второй точно такой же. Ко мне они попали с требованием, чтобы я им организовал встречу (Рудольфа Джулиани — ред.) с Зеленским. Я им сказал: «Вы знаете, тут таких требователей столько ходит». Но я всем говорю одно: «Я к этому отношения не имею, встречи не организовываю, я по ивенту не специализируюсь». Они приехали ко мне в Израиль, по-моему, после второго тура — 22−23−24 (апреля — ред.), что-то такое.

О том, угрожал ли Парнасу и Фруману. Нет, конечно. В этом же и вопрос. А чего мне им угрожать?

О Порошенко и БПП. Мне не надо их мочить. Порошенко только что ушел, и сейчас посыплется на него все, что за последние 5 лет накопилось. С другой стороны, это тоже неплохо, потому что это дождь. И если он выживет, если эта политическая сила выживет, то она очистится.

О том, поддержит ли Владимира Гройсмана на выборах в Раду. Смотря с кем он пойдет, с какими лозунгами. Так, он мне не симпатичен. Но не так, чтобы я был против него, но…

Об Арсении Яценюке. Я не думаю, что Яценюк пойдет вообще. Просто он человек, который не любит поражений. Пойти — и сколько он там наберет?

Об Арсене Авакове. Я думаю, вряд ли он пойдет (на выборы в Раду — ред.). Я думаю, Аваков находится сегодня в том положении, что ему вообще ни с кем не надо идти. Он сам по себе величина. Если он никуда не пойдет, точно останется. Ну, процентов 90. А он всех устраивает. Он гарант. Он раскрыл все эти заговоры с этим подкупом. Я думаю, что на этих выборах, если они пройдут идеально, полиция и органы внутренних дел сработают, как на президентских.

О том, часто ли выпивает. Когда как, когда какие полосы. Но без запоев (улыбается). Я, допустим, в четверг пил. А так, по чуть-чуть каждый день. Больше всего люблю, если крепкое, то водку, а если не крепкое, то красное вино.

НВ

Источник: nv.ua

Между Трампом и Порошенко была проблема. Главное из интервью Луценко Liga.net

Между Трампом и Порошенко была проблема. Главное из интервью Луценко Liga.net

24 мая Liga.net опубликовала интервью с генпрокурором Юрием Луценко, которого президент Владимир Зеленский призвал уволить в своей инаугурационной речи перед Верховной Радой.

Приводим главные заявления генпрокурора из этого интервью.

О перспективах собственной отставки: Закон не предусматривает возможности президенту снять генпрокурора единолично. Если кому-то хочется немедленно, то для этого есть два способа: мое заявление или недоверие в парламенте. Если парламент примет недоверие, то восприму это нормально. Для политической культуры Украины важна преемственность власти. В отставку в свое время пойду. Но не из-за ультиматумов. С уходом генпрокурора важные производства часто «теряются».

О деле UMH: Я так и не смог добиться от прокурора [Константина] Кулика объяснений — в каких действиях Бориса Ложкина признаки уголовных нарушений. Тезис о том, что Ложкин не мог не знать, что продает компанию [UMH] за «грязные средства», не выдерживает никакой критики. С другой стороны, сам актив Курченко UMH явно подлежит конфискации.

О заявлении на Петра Порошенко и Александра Турчинова от Нестора Шуфрича: 22 мая народный депутат Нестор Шуфрич обратился в Генпрокуратуру с заявлением о преступлении, в котором требует привлечь к уголовной ответственности Александра Турчинова и Петра Порошенко за то, что они начали освобождение украинского Донбасса от сепаратистов. Вдумайтесь — за государственную измену.

О встрече с Владимиром Зеленским: Это была встреча, где я полуофициально отчитывался о трех годах в Генпрокуратуре и что еще нужно сделать. А также поговорили об основных задачах борьбы с коррупцией, как перекрыть главные ее источники — госсектор, таможню, рейдерство, аферы с землей. Мы обсудили и другие вопросы, не только связанные с Генпрокуратурой. Но только он может принять решение об их разглашении.

О том, как ходил на концерты Квартала 95, когда был главой МВД: Меня очень приглашали приходить, чтобы не было страшно шутить над высшими должностными лицами. Сначала я был нужен, а потом мне было интересно. Мне не все нравится в последних годах деятельности 95-го, но у нас нормальные человеческие отношения.

О Юлии Тимошенко: мы все больше расходимся в политических вопросах. Но человеческие отношения, по крайней мере, с моей стороны, хорошие. Юлия Тимошенко приезжала в декабре ко мне в этот кабинет, поздравляла с днем рождения, а я приезжал к ней домой и поздравлял ее. При этом я не исповедую ее подходы к политике — ультрапопулизма и нереальных обещаний. На этих выборах она меня атаковала крупно четыре раза.

Об участии в парламентских выборах: Я еще не принял окончательного решения, буду ли участвовать в парламентской кампании.

О деле Гандзюк: Сейчас все исполнители пошли в суд, а организаторы… Все упирается в то, что главный подозреваемый господин Мангер использует политическое прикрытие и давление на суды, которые до сих пор не назначили предусмотренного законом ареста. Второй подозреваемый — господин Левин — прячется за границей. Их адвокаты соединены между собой. Никаких доказательств, что есть другие заказчики, следователи не получили. А требовать от меня «посадить для баланса» кого-то из БПП, это же абсурд. Мы рассматриваем версию, что к преступлению причастны руководители государственной обладминистрации. Речь идет о главе и его заместителях. За последнее время проведена работа, например, есть вывод Счетной палаты и Гослесхоза о 230 млн грн убытков от незаконной вырубки херсонских лесов, о чем писала Екатерина. Вероятно руководители местных правоохранительных органов сливали информацию, что позволило Левину покинуть Украину.

О народном депутате Сергее Лещенко: Лещенко будет отвечать за разглашение тайны следствия путем обнародования так называемой «черной кассы» Партии регионов, он не был журналистом. Народный депутат несет за это ответственность.

О том, как Артем Сытник испортил отношения Дональда Трампа и Петра Порошенко: Сытник, вопреки запрету прокурора, разглашал в 2016 году данные «черной книги» (Партии регионов), зная, что там нет подписи Манафорта. Он заявил полуправду, чем подлил масла в огонь избирательной кампании США. Как большой геополитик он говорит: я хотел помочь Хиллари Клинтон, потому что Трамп, может, хорошо для американцев, но для нас — Хилари. Это подтверждено не только аудиозаписями, которые выполнены без судебного решения, а значит юридически ничтожны, но и показаниями людей. В этом украинского преступления нет, но это очень напрягло ситуацию, а когда к этому присоединился еще наш неугомонный Лещенко, то между президентом Трампом и президентом Порошенко возникла очень серьезная проблема. И их отношения стали прохладными.

О том, почему и о чем общался с адвокатом Дональда Трампа Рудольфом Джулиани: Он хотел узнать о деле Burisma. Не то, что касается тайны следствия, а общие вещи. Я ему рассказал. Насколько я понимаю господина Джулиани, он считает, что дело против фирмы Злочевского (Burisma) тормозилось, а затем было передано в НАБУ и закрыто под влиянием Байдена-старшего. На его вопросы я давал честные ответы. У меня был смысл общаться с господином Джулиани, потому что он человек, который имеет прямой доступ к президенту США. Я хотел активизировать отношения с правоохранительной системой США по возврату $7 млрд, которые ОПГ Януковича завели на территорию США. Была моя просьба к Джулиани активировать этот процесс. Второй интерес контактов с ним — перспектива Украины членства в НАТО. Насколько я понимаю, в США поднимаются вопросы морально-этического содержания совместимости сына вице-президента США с компанией, в отношении которой вел дело экс-генпрокурор Шокин и которого требовал отставить Байден-старший. Для меня решение Джулиани не приезжать в Украину было очень неожиданным. Я с ним связался, поговорил, сказал что его письмо к господину Зеленскому с просьбой провести встречу в нему не попало. Уверен, что Джулиани приедет и встретится с высокими должностными лицами.

Об олигархе Игоре Коломойском: Если надо будет, пообщаемся, нет проблем. На данный момент господин Коломойский не является подозреваемым или обвиняемым, а потому в определенных обстоятельствах может общаться с генпрокурором. Если будет необходима встреча [с Коломойским], то один на один кофе с ним пить я не буду.

О деле ПриватБанка: По Привату — 2700 томов.

Вместе с государственным ПриватБанком мы пошли в суд по пяти кредитным линиям, которые явно не обслуживаются. В ответ получили письмо министра финансов Александра Данилюка: я не верю в украинские суды, отзывайте иски, я хочу судиться в Лондоне. В Лондоне, как известно, господин Данилюк проиграл.

О коррупции в Укрборонпроме, связанной с Олегом Гладковским: В их деле две составляющие: хищение и неуплата налогов. Хищение — компетенция НАБУ. На Харьковском бронетанковом Оптимумспецдеталь провела уголовную обородку: руководство завода сняло оптические прицелы с танков на консервации и поставили их на танки, которые шли на фронт, а их пропустили как якобы закупленные у Оптимумспецдеталь. Каждый оптический прицел — примерно 1 млн гривен. 15 прицелов. Это дело НАБУ положило под сукно. Речь идет именно о детективе. ГБР по этому скандала зарегистрировало производство о бездеятельности НАБУ по делу Оптимы. Скоро вручат подозрение детективу Литвиненко. Рогозе и руководителям военного завода грозит уголовная ответственность, других должны установить САП и НАБУ,

В компетенции ГПУ и ГФС — эпизод с неуплатой налогов. Это было не уплачено около миллиона долларов налогов. Мы с ГФС провели налоговую проверку и выставили им сумму недоимки. Как только он уплатил налоги — суд закрыл этот эпизод.

О деле Шеремета: На прошлой неделе я провел заслушивание этого дела. У нас есть серьезный прогресс. Мы видим определенных лиц. Когда произойдут определенные процессуальные действия, я скажу об этом. Но я очень доволен результатом, которые получила Нацполиция и прокуроры. Больше ничего сказать не могу.

НВ

Источник: nv.ua

Зеленский очень удивил. Главное из интервью с новым начальником Генштаба Русланом Хомчаком

Зеленский очень удивил. Главное из интервью с новым начальником Генштаба Русланом Хомчаком

Назначенный на должность начальника Генштаба одним из первых указов президента Владимира Зеленского Руслан Хомчак дал интервью УНИАН.

Приводим его главные заявления.

О президенте Владимире Зеленском: Познакомился с сегодняшним президентом после его победы во втором туре. Это было просто общение. Общались на украинском языке. Президент меня изучал, расспрашивал об Иловайске. Затем мы пообщались о том, какую должность я занимаю, кем я был. Я был очень удивлен, потому что он ставил вопросы с пониманием дела.

О военных, которые не отдали честь Владимиру Зеленскому: В том, что кто-то не отдал воинское приветствие президенту, я не вижу никакого двойного дна. Я прекрасно знаю генерала Лунева (командующий Силами специальных операций Игорь Лунев — ред.). Возможно, переволновался. Никакого демарша нет, в этом я уверен. Он профессионал, военный, он не политик и в политику не влезает.

Об изменениях в армии: Цели снимать всех с должностей у меня нет. У меня нет кумовьев, друзей, которых я хочу куда-то поставить. Сегодня, к сожалению, очереди в армию нет, а она должна быть. Сегодня отношение общества и власти к армии гораздо лучше, но люди не идут, значит есть проблема. Изучаем проблему, будем менять эту ситуацию.

Об Иловайске: о событиях в Иловайске я знаю больше всех. Я был человеком, который видел это все. Я знаю, кому какие задачи ставились, кто кому докладывал, кто кому что говорил. Я выполнял приказ руководства. Были должностные лица и все выполнять свои задачи. Кто и как выполнял — ответ на это даст следствие. Это уголовное дело тайное, поэтому я не даю никаких интервью. Для меня этот бой не закончился, потому что до сих пор неизвестна судьба многих, кто пропал без вести… Я сделал все, что мог сделать. Наверное, главная моя проблема в том, что я остался жив. Я имел такую же возможность погибнуть, как и все, поэтому мне не стыдно. Тогда наличие генерала там Иловайске, — ред.) была элементом сдерживания для бойцов. У нас было много «предложений» с другой стороны. Но когда мне был предложен «выбор» оставить добровольческие батальоны, а выйти военным с техникой, мы на такое не пошли. Остались все вместе. И когда потом предложили оставить оружие и уйти без оружия, тоже никто не пошел.

О том, как выходил из Иловайская: Мы вышли из Иловайская в безопасную зону в город Комсомольск где-то 4−5 утра 31 августа. Я связался с руководителем АТО, генералом Муженко по телефону и сказал, чтобы прислали вертолет, потому что у нас раненные. Наша группа состояла из 14 человек, мы с собой тащили бойца тяжело раненого в плечо. После выхода нас вывезли в Старую Ласпу, туда подходила первая бригада оперативного назначения Нацгвардии, они оказали помощь раненому, кофе и чаем нас угостили, потому что не ели несколько дней вообще, а воду пили из Кальмиуса… За нами пришел вертолет. Мы прилетели в 61-й госпиталь. Я там пересел в другой вертолет, с десантниками, через 50 минут был в штабе АТО в Краматорске и сидел перед руководителем АТО, командующим Нацгвардии, министром обороны. Доложил им всю ситуацию. Это было 8−9 утра 31 августа. А на утро 1 сентября я был в Администрации президента и докладывал о состоянии дел президенту. Докладывал, что все, кто выходили из Иловайска, — это герои. Это был момент, когда россияне поняли, что дальше идти нельзя, потому что украинцы идут на смерть, но не сдаются.

Об изменении главнокомандующего в зоне ООС Порошенком: Я бы не менял человека, который год владел ситуацией полностью, знал и руководил. Какими мыслями руководствовался президент, я не знаю.

Об Александре Сирском: Он прекрасно знает театр военных действий. Вопрос, что он якобы не справится с обязанностями, не стоит. Но если в процессе кадровых перестановок придется что-то изменить, он вечно там не будет, на той должности.

О возможности открытого вторжения России: Я думаю, что завтра прямого вторжения не будет. Потому что для любого вторжения должна быть цель. Если цели нет, то просто идти убивать никто не будет.

О том, можно ли разрешить конфликт на Донбассе военным путем: Чисто военного варианта я не вижу.

О захвате украинских кораблей и моряков в Керченском проливе: Конечно, не надо было подвергать моряков угрозе. Очень плохо, что они в плену, но хорошо, что они живы, учитывая, что по ним открыли огонь и они могли погибнуть. Я уверен, что из плена их освободят. Я сегодня еще не общался с командующим ВМС, я его спрошу — чем он руководствовался, прогнозировал ли он это все. У нас не так много морских судов для того, чтобы мы могли их так раздавать.

О Геннадие Корбане: Не думаю, что он посоветовал меня на должность. Я с Геннадием Корбаном не общался четыре года. После того, как он покинул страну, у нас контакты, к сожалению, были прекращены. Когда пишут, что Хомчак на три дня пропал после выхода из Иловайска, а потом прятался на даче у Корбана, то я хотел бы знать, а где у Корбана дача, в Украине ли она.

Об Игоре Коломойском: Я был командиром 6-го армейского корпуса в Днепре то время Днепропетровск), мы там сформировали оперативное командование Юг, которое территориально отвечало за 11 областей юго-востока. Когда после Революции Достоинства Игорь Валерьевич был назначен председателем Днепропетровской ОГА, и когда я увидел, что Днепр в один момент стал украинским городом, я был удивлен. Я, как руководитель командования, не мог не сотрудничать с председателями областных администраций, в том числе и с Игорем Валерьевичем. Поскольку мой штаб находился в 5 минутах езды от ОГА, у нас с ним была возможность общаться чаще. Когда я тогда ехал в зону АТО руководителем сектора Б, то он подарил мне белый бронированный микроавтобус. В том числе тот микроавтобус спасал жизни.

Об отмене призыва: Я не думаю, что этот вопрос сейчас насущный. Для того, чтобы отменить призыв, надо подготовить такую систему допризывной подготовки молодежи, чтобы действительно они завтра могли стать на защиту государства.

О незаконной аннексию Крыма: Если бы тогда мы владели всей информацией, возможно, все было бы по-другому. По состоянию на 2014 год те войска, которые были в моем подчинении, были или сокращены или очень сокращены. Конечно, военные должны действовать, но, понимаете, какая ситуация была в Крыму — Россия готовилась забрать Крым с момента, когда Украина стала независимой. Вопрос возникает, кто и что делал с тех пор, чтобы этого не допустить. Чтобы военные могли начинать стрелять, должно быть определено соответствующее состояние в регионе, или в государстве.

НВ

Источник: nv.ua

Какие госуслуги оцифруют: главное из интервью диджитал-стратега Зеленского

Какие госуслуги оцифруют: главное из интервью диджитал-стратега Зеленского

У Петра Порошенко и Юлии Тимошенко не было шансов повторить успех онлайн-кампании Владимира Зеленского, считает главный диджитал-стратег его штаба Михаил Федоров.

Об этом он заявил в новом интервью Громадському.

НВ отобрало из этой беседы главные заявление Федорова,
основателя диджитал-агентства SMMStudio, которое специализируется в сфере интернет-маркетинга
и рекламы в социальных сетях.

Напомним, Зеленский включил его в состав своей
команды, которую он презентовал накануне второго тура голосования. Федоров был
представлен как руководитель digital-направления.

О
ядре онлайн-кампании Зеленского

Мы решили вовлечь максимальное количество украинцев. Ключевые
показатели эффективности для каждого проекта [избирательной кампании] —
привлечь максимальное количество людей.

Кто
работал в контакт-центре

Мы не пошли к знакомым, братьям, сестрам, в какое-то HR-агентство. Мы опубликовали в
Telegram-канале, что нам нужны люди в контакт-центр, волонтеры. Попросили отправить
нам видео-резюме, чтобы мы посмотрели, как они думают, как говорят. Отобрали людей — в основном это студенты
последних курсов, молодые энергичные люди. Теперь они — наш фундамент.

Что
такое Зе Book

Мы разработали электронную книгу, назвали ее Зе Book.
В этой книге были все ответы на вопросы, которые задают обычные люди. По поиску
можно найти ответ на любой вопрос: тарифы, налоги, бизнес.

Мы открыли возможность любому человеку задать вопрос
Владимиру Зеленскому и команде. Люди разного возраста оставляли заявки [вопросы],
а на все 100% вопросов отвечали волонтеры, без какого-либо контакта с нами. Они
просто принимали вопрос человека, брали паузу, гуглили в нашей внутренней
системе [в книге Зе Book] ответ, выписывали, звонили — и отвечали на вопрос.

О
стратегии развития соцсетей Зеленского

Мы сделали акцент на Telegram, но я понимал, что
Telegram — это соцсеть, которая тяжелее всего развивается. Соответственно, мы
развивали Facebook и Instagram, где просто перелинковкой звали людей в
Telegram.

Мы еще проводили конкурсы — на лучшие стикеры, на
встречу с кандидатом в президенты, на чашку, футболку. За счет этих конкурсов
очень сильно росла аудитория.

О
преимуществе перед Порошенко и Тимошенко

У Владимира Зеленского [самая сильная сторона] это народная
поддержка, то, что он узнаваемый на 100%, настоящий, искренний. У меня такой
инсайт был: Зеленский — это я. То есть каждый человек говорит: блин, Зеленский
тоже ест бургеры. Зеленский тоже плачет, у Зеленского такая же мама, как у
меня.

[Тимошенко с хот-догами] — это не ее сильная сторона.
Изначально Тимошенко начала играть не свою роль, как и Порошенко. Петр
Алексеевич в последние три недели попытался скопировать нашу модель.

Об
использовании ботов

Мы никогда не пользовались ботами или каким-то
программным обеспечением, которое генерирует что-то. При 100% узнаваемости и
такой поддержке населения нам не нужны боты.

Как
организовали онлайн-кампанию 

Онлайн — да, это наша территория, и мы только в
онлайне присутствовали.

Когда мы начали кампанию, за час появлялись десятки,
а, может, и сотни неофициальных сообществ [в поддержку Зеленского в соцсетях]. В
Facebook,
Instagram,
Telegram
их
было создано за первые два месяца около двух тысяч.

Мы объединили в один чат людей, создавших сообщества,
начали с ними коммуницировать. Начали их учить — вебинары, семинары, как вести
страницы, как общаться с людьми, как поддерживать их энергию. Самых активных мы
привезли в Киев, встретились и начали дальше учить.

Мы постоянно отвечали на комментарии в соцсетях, по
почте. У нас сейчас есть 600 тысяч волонтеров, оставивших заявку, с которыми мы
коммуницировали. Наши люди по ночам переписываются в Instagram с людьми, отвечают
на их вопросы, круглосуточно мы отвечаем на почту. 

Чем
займутся Зе волонтеры дальше

Нет стратегии аккумулировать этих людей и дальше с
ними пытаться выиграть парламентские выборы. Теперь надо вместе с ними разработать
систему, которая позволит новым людям войти в государственную систему и менять
все.

О
своей роли в будущей администрации Зеленского

Открыть социальный лифт — наверное, такой будет моя
миссия. Мне не нужны должности. У меня есть свой бизнес, есть немало компаний,
с которыми я работаю, диджитал-агентства.

Государство в смартфоне — независимо от того, какая у
меня будет роль — это точно будет сделано. Мы за это время с экспертами
разработали концепцию развития цифрового государства. Это четкий документ.

Какие
госуслуги планирует «оцифровать» Команда Зе

Я бы начал с бизнеса. Например,
открытие-закрытие компаний в два клика.

Сначала бизнес, а
потом обязательно медицина, образование, избирательный и прочие процессы. Как
минимум, получение справки о несудимости, о составе семьи.

И, конечно же, важна
правильная работа с ID-картой. Нужно перевести все государство на ID-карты,
убрать эти бумажки, которые доказывают, что у тебя есть ID-карта.

О
стоимости онлайн-кампании

Не больше 5% от общей суммы всей кампании. По моим
ощущениям, потрачено до $200 тыс. полностью на всю [онлайн]-кампанию за четыре
месяца — на Facebook, Instagram, Google, YouTube и т.д.  

Источник: nv.ua

Решил спокойно отсидеться. Главное из интервью с Игорем Коломойским

Решил спокойно отсидеться. Главное из интервью с Игорем Коломойским

Олигарх Игорь Коломойский, который находится в Израиле, дал интервью журналисту программы Схемы. В частности, он рассказал, планирует ли давать советы Владимиру Зеленскому, если тот победит на президентских выборах, и когда вернется в Украину.

НВ публикует главные заявления Коломойского из этого интервью.

О том, почему находится в Израиле

Я оказался в Израиле потому, что сюда приехал. В сентябре месяце. По семейным обстоятельствам. А нахожусь я здесь в ожидании того, что мне скажут мои адвокаты в связи с последними данными, которые появились в прессе. … В связи с якобы расследованием в США, потому что нет комментариев.

О том, вернется ли в Украину после выборов

Ну естественно! … У меня были планы вернуться в Украину между первым и вторым турами, еще до первого тура. Но в связи с тем, что такая острая политическая борьба и чтобы не создавать смятения, переполоха, поэтому я решил здесь спокойно отсидеться и не нервировать никого в Украине.

Об отношениях с Зеленским

Я был шапочно знаком с Зеленским примерно с 2009-2010 года. … более тесно мы познакомились с ним во второй половине, в конце 2011 года — начале 2012-го.

Мы проводили тогда с ним достаточно сложные и длинные переговоры: у него заканчивался контракт с Интером, и мы были заинтересованы, чтобы он перешел на 1+1. Познакомились в деловой обстановке, во время проведения переговоров. Как-то после этого сложились какие-то человеческие такие отношения.

Были визиты вежливости, поздравления с днем рождения. Я иногда поздравлял его с днем рождения. Ну, часто в телефонном режиме поздравлял. А так присутствовал, кажется, за все время на одном дне рождения, и он у меня был на дне рождения, возможно, 1-2 раза.

Ну, конечно, я переживаю. Было бы смешно сказать, что я не переживаю. Да. Я переживаю, я хочу, чтобы он стал президентом. Мне этого хочется. Но хочется этого не только мне, но и 80 процентам населения страны.

О том, планирует ли давать советы Зеленскому

Ну, если он решит, что нужно у меня что-то спросить, то я, конечно же, ему могу дать совет. Но это если у него будет такая необходимость. …

Я считаю, что я не буду теневым руководителем страны и серым кардиналом.

О планах влиять на назначения на высокие должности в государстве

Нет. У меня таких планов нет. Мы должны быть честными перед собой. … То есть, если мы будем влиять или давить, или советовать (ну, я имею в виду — делать предложения, от которых нельзя отказаться), тогда мы ничего не достигнем. Просто обманем в который раз сорок миллионов и будем ждать очередного падения вниз.

(Экс-глава Одесской ОГА и глава Волынского облсовета Игорь Палица) не собирался. Ну, возможно, в парламент. У него, кстати, говорят, свой проект: он занимается Укропом, поэтому они никак не пересекаются с Зеленским. Александр Шевченко то же самое. Он там сейчас фронтмен Укропа.

О связи с Зеленским через адвоката Андрея Богдана

Я считаю, что это манипуляция общественным мнением, просто манипуляция. Ну есть адвокат Богдан — который прежде всего, ключевое слово «адвокат», а затем «Богдан», а затем «клиент у него Коломойский», потому что у него есть куча клиентов.

О связи с Зеленским через Тимура Миндича

Он — самостоятельный бизнесмен, занимается своим делом, у него разносторонние интересы. Он — партнер, насколько я знаю, в 95 квартале с Зеленским и Шефирами. Но это не более, чем партнерство. Если у него есть возможность дать машину на время кампании, так честь ему и хвала (на автомобиле Миндича Зеленский приезжал сдавать анализы — ред.).

Там несколько ребят-охранников. Они работают в охранной компании. Я не нахожусь полтора года в стране. Им надо работать? Ну вот эти охранники попали к Зеленскому. Они очень профессиональные хорошие охранники. Конечно, когда такой человек, как Зеленский, попросил об охране, ему дали лучших. Получается, что у меня были лучшие охранники, которые работают в этой фирме.

О шансах Авакова стать премьером

Если Арсен Борисович возглавит какой-то список, и эта партия победит на выборах, возьмет больше голосов и возглавит коалицию, ну понятно, тогда есть все шансы быть премьер-министром.

О договоренностях по ПриватБанку и 1+1

Договоренности, зафиксированные на бумаге и подтвержденные перепиской в электронной почте. То есть, если бы это были бизнес-договоренности, а не политические, то можно было бы с ними идти в ту систему, где есть устные договоренности, которая признает устные договоренности. Это были договоренности, где кто-то спокойно уходит, кто-то не трогает власть, кто-то ведет себя лояльно, а кто-то не создает проблем в бизнесе.

Сегодня время не пришло, потому что у нас есть Порошенко, находящийся в должности и защищенный иммунитетом, а после этого мы все откроем. … Уголовного, в принципе, ни с одной, ни с другой стороны не было, если бы оно выполнялось. А просто сам факт наличия этих договоренностей кулуарных, он для тех, кто у власти, неприемлем. … Не должно быть такой практики, она порочна. Не может быть никаких кулуарных договоренностей, это ненормально. Но мы в этой ситуации не устанавливали правила игры. … Были требования, чтобы телеканал был лояльным к Порошенко. Это разве нормальный подход? Политического там ничего не было, это была телевизионная история. Порошенко с первого прихода к власти интересовал 1+1 в той или иной форме или в том или ином виде.

Об общении с Зеленским в течение последнего месяца

За месяц, может, два раза звонил. Ну так, как дела? Как самочувствие? Как семья?

Источник: nv.ua

Интервью Зеленского телеканалу Украина – главное

Интервью Зеленского телеканалу Украина – главное

В воскресенье, 7
апреля, кандидат в президенты Украины Владимир Зеленский дал интервью
телеканалу Украина. Приводим основные моменты.

О проблемах Украины:

«У нас две глобальные
проблемы – война на Донбассе и то, что люди боятся инвестировать в Украину».

Для улучшения
инвестиционного климата Зеленский предложил устранить давление на бизнес со
стороны силовых структур.

«Для этого должен
быть создан отдельный орган, который занимается экономическими преступлениями»,
— отметил кандидат.

О запуске
Антикоррупционного суда:

«Два года прошло,
обещания продолжаются, но я думаю, что мы это сможем сделать».

О европейских и
евроатлантических устремлениях Украины:

«Этот курс Украина
давным-давно выбрала и никто не собирается менять [его]».

Зеленский отметил,
что как гражданин Украины поддерживает вступление Украины в НАТО, но считает,
что «нужно объяснить людям, что это» и «достучаться до каждого человека,
который живет на востоке Украины».

По его мнению,
вступление в Альянс должно произойти «через референдум».

О прекращении войны
на Донбассе:

«Самая главная задача
сейчас – прекратить стрельбу».

Зеленский убежден в
необходимости реформирования Минского формата и вовлечения России в
переговорный процесс:

«Война с Россией,
поэтому нужно говорить с Россией […] в присутствии западных представителей».

О переговорах с Владимиром
Путиным:

Кандидат в президенты
отметил, что готов к переговорам с Путиным, но на территориальные уступки не
пойдет.

«Жертвовать территориями
и людьми мы не будем никогда. Целостность Украины должна быть константой», —
заверил Зеленский.

Источник: nv.ua

Президент — не мессия и не Спайдермен. Главное из интервью вице-спикера Верховной Рады Оксаны Сыроид

Президент — не мессия и не Спайдермен. Главное из интервью вице-спикера Верховной Рады Оксаны Сыроид

Заместитель председателя Верховной Рады Оксана Сыроид дала интервью Радио НВ, в котором рассказала о потенциале «мягкого» президента, электоральном расколе в обществе и перспективе объединения партий Самопомич и Слуга народа.

Мы выбрали главные цитаты вице-спикера парламента.

Об остром противостоянии в обществе

Я просто сейчас наблюдаю, например, в Фейсбуке среди своих знакомых, которые еще достаточно молодые люди, которые обзывают избирателей [кандидата в президенты Владимира] Зеленского «быдлом», голосуя за [действующего президента] Петра Алексеевича Порошенко. Но пусть не сейчас, но через пять лет Петр Порошенко не будет президентом, а нам жить с этими людьми. И как потом вместе жить? Не будет Порошенко, не будет Зеленского, а мы будем здесь жить — придет еще кто-то третий, четвертый, пятый.

Нет личности президента, стоящей того, чтобы расколоть общество. Это просто мое ощущение. Я извиняюсь, даже выборы между [экс-президентами Виктором] Ющенко и [Виктором] Януковичем так не раскололи, наверное, общество. Таких слов не находили тогда даже для оппонентов — для них находили слова поделикатнее. Если вы почитаете, даже для врагов — для россиян — находятся слова деликатнее, чем для своих инакомыслящих. И это нехорошо, потому что это твои люди, они могут иметь много различных мотивов голосовать так, как они хотят, за кого они хотят.

О риторике Порошенко

К сожалению, нынешний президент в наибольшей степени присоединился к расколу [общества], потому что он всю свою кампанию построил на риторике «или вы за меня, или вы — враги» или «кто не за меня, тот за [президента РФ Владимира] Путина»; «кто не за меня, тот не такой, не гражданин, не патриот».

Фактически он стал главным раскольником общества, хотя его миссия как главы государства, как президента — это как раз гражданское единство. Это его миссия как главы государства, для того главу государства и избирают. И поэтому, если глава государства, миссией которого является гражданское единство, в первом туре набирает 15%, я извиняюсь, он нелегитимен. Он уже никогда не сможет претендовать на эту миссию единения.

Мы говорим о человеке, который должен претендовать на объединение страны, — а он не способен сегодня объединить, он ее расколол. Он будет пережимать «через колено» — даже если он получит 51%, это будет «через колено», это не будет путем единения.

О перспективе объединения партий Самопомич и Слуга народа

К онечно, на выборы мы пойдем сами (кстати, мы уже задекларировали свою систему открытых списков). Во-первых, [возможное объединение] зависит от того, какие будут люди — мы ведь тоже не знаем. Вы точно знаете, кто будет в новом составе Самопомочи, можно предположить, но очень сложно предсказать, кто будет в составе партии Слуга народа.

Во-вторых, что эти люди будут исповедовать — мы также этого не знаем. А в-третьих, с кем эти люди, если они зайдут [в парламент], будут намереваться объединяться, опять же — в зависимости от своих ценностей и приоритетов. Поэтому сегодня мы не можем этого предсказать, сегодня партия Слуга народа — это только бренд.

О плюсах «мягкого» президента

О т должности президента в Украине зависит очень многое, он контролирует половину исполнительной власти и половину денег в Украине. Хотя люди этого не видят, но это так.

И вот эта безответственность, это большое количество денег, большое количество власти, при отсутствии какой-либо ответственности, делает эту должность столь желанной и привлекательной, поэтому ее все так хотят, поэтому она так важна, в частности для олигархов, — потому что это такой «джек-пот».

Ты заходишь — практически все олигархические потоки контролируются президентом, кто бы эту должность не занимал. И что мы наблюдали, когда на этой должности видели человека, скажем так, более мягкого — как Виктор Андреевич Ющенко? Мы видели огромный конфликт с премьером, со второй половинкой исполнительной власти.

Если же на этой должности оказывался человек жесткий, как, например, были [экс-президенты Леонид] Кучма, [Виктор] Янукович или [Петр] Порошенко, то мы получали диктатуру. О чем сегодня [говорят] много людей, когда речь идет о каком-то хаосе? Они говорят, что мягкий президент, возможно, не готов настолько к этой должности как личность, он будет для Украины развитием.

Потому что, возможно, тогда украинцы поймут, что надо ограничить собственного президента и сделать должность менее привлекательной для такого «розыгрыша главного приза» в стране.

О президенте как мессии

П очему все привыкли думать, что обязательно [к власти] должен прийти мессия, который должен разобраться с олигархами?

Люди почему-то думают, что в тот момент, когда они бросают в урну бюллетень, человек, за которого они голосуют, становится каким-то Суперменом или Спайдерменом и будет сразу бороться со всемирным злом. Вы выбираете обычного человека — у него не появится ни больше добродетелей, ни больше сил, ни больше отваги, ни больше мудрости.

Это обычный человек, вы просто даете ему огромное количество власти. Он может стать только слабее под давлением власти, он сильнее никогда не станет. И это главная иллюзия людей, когда они идут на выборы и думают, что этот голос окрыляет тех людей, за которых они голосуют.

С людьми все в порядке, просто надо понимать и чувствовать, что люди хотят нам сказать. И сегодня я считываю то, что люди говорят: они точно отрицают то, что есть. Та система, которая есть, их не устраивает. Они еще точно не определились, что они хотят, поэтому они готовы голосовать за неизвестность. Я думаю, что это очень красноречиво и здесь некого винить.

Прямая речь была незначительно отредактирована ради сохранения стилистической целостности материала

Источник: nv.ua

Разговор с Путиным – вопрос не смешной. Главное из интервью Зеленского западным СМИ

Разговор с Путиным – вопрос не смешной. Главное из интервью Зеленского западным СМИ

Владимир Зеленский, основатель Студии Квартал 95 и самый рейтинговый кандидат в президенты, 21 марта дал интервью зарубежным СМИ.

В своем офисе он ответил на вопросы журналистов The New York Times, The Washington Post,
Bloomberg, Der Spiegel, The Economist, Le Figaro, Atlantic Council, Kyivpost.

НВ приводит наиболее важные заявления Зеленского из этой беседы.

О
том, зачем идет в президенты

Это больше чем долг. Мы
должны своей стране, она нас подняла. […] Я хочу привести профессиональных и
порядочных людей во власть. Настроения и тембр политического истеблишмента я бы
очень хотел поменять, насколько это возможно. Но я прихожу на один срок.  […] И конечно же, я после
себя хочу оставить след в истории. Понятной истории, честной истории.

О контрасте между атмосферой в политике и обожанием
зрителей

Это мой болезненный
вопрос. Но это и очень важный стоп-кран для меня как для будущего президента — совершить
что-то такое, после чего могут быть… не аплодисменты.

О месте олигархов

Они никак не должны влиять на политические процессы.
Это
криминал. […] Но если пойти
сегодня жесткой войной против них, люди [на принадлежащих олигархам предприятиях]
потеряют рабочие места. И в стране будет еще одна война.

Второе — никакого влияния на медиаресурс. Да, они
собственники каналов. Но информационный блок в каждом СМИ не должен им
подчиняться — они должны быть выведены. Олигархи должны стать «портфельными
инвесторами» в телевидение.

Будет
ли советоваться с Коломойским

О чем? Пока у нас есть отношения с «плюсами»
[телеканалом 1+1] – конечно, как топ-менеджер, я веду финансовые переговоры и
т.д. Но если я выхожу из бизнеса – то о чем?

О
своем бизнесе

Выйду из бизнеса 100%.  […] Уже начат
процесс моего выхода из наших компаний. В период до парламентской гонки я уже
хотел бы быть вне контрактов, связанных с моим бизнесом.

Как
будет отстаивать итоги выборов

Поднимать Майдан никто не будет. Крови достаточно в
нашей стране.

Будет
ли отшучиваться и в диалоге с Путиным

Юмор всегда был признаком ума. Бывают серьезные люди,
но с прекрасным чувством юмора. Они не шутят, но выдают тонкую вещь, и ты это
чувствуешь.

Но вопрос [о переговорах с Путиным] вообще не смешной.
Это главный вопрос. Мы больше не хотим войны и не мы эту войну начинали. Но если
у нас есть хоть какая-то возможность ее закончить, мы должны сделать все, чтобы
прекратили умирать наши люди.

Начало разговора [с Путиным] вообще не связано с
юмором. Надо прежде всего прекратить огонь, просто прекратить стрелять. […]

Мы будем бороться до тех пор, пока не вернем все наши
территории. Потому что это наша страна и наша независимость. Мы никого сюда с
такими целями не приглашали. Это наш дом, дом свой мы будем защищать – каждый гражданин.

Как
намерен добиться прекращения огня

Надо расширять стол переговоров – вовлекать Великобританию
и США. Да, никуда не уйдешь, и Россию. Мне нравится план Курта Волкера: есть
линия разграничения, заходят миротворцы, сначала в города и маленькие села, а
потом уже в Луганск и Донецк. И тогда хотя бы есть прекращение огня.

Чего
не уступит России

Мы не продаем своих людей и не продаем территории. Мы
это не обсуждаем. Крым — тоже наша территория. [Компромиссов] не может быть,
это наша земля.

Об
украинском языке

Тут иногда включается мое первое образование –
юридическое. На парах твердили: какой главный закон, Зеленский? Конституция
Украины. 10 статья Конституции: «Українська  мова – державна. Гарантується вільний розвиток
і захист російської, інших мов національних меншин». Не надо давить их языки,
не надо давить русский. […]

Но конечно же мы живем в эволюционный момент украинского
языка. […] Все хорошо. Все переходят на украинский с большим удовольствием. Все
и так будут говорить по-украински.

Об
информационной войне

Мы должны выиграть информационную войну сначала на временно
оккупированных территориях. Давайте достучимся до населения. Позиция, которая появилась
там у многих украинцев: русские придут, нас спасут. Зомби! Но ничего, можно
вывести.

Должны появиться русскоязычные новости, русскоязычный
канал европейского уровня. Им нужно объяснить: мы украинцы и вы там – временно,
вы наши.

О
своей политической идеологии

Главная идеология – богатый украинец. Что для этого
нужно сделать: создать инвестиционный климат, плюс реформа суда, появление
антикоррупционного суда —  органа, на
который не влияет президент.

О
внешней политике и курсе Украины

Лично мое мнение – я бы хотел, чтобы Украина была в ЕС
и в НАТО. Но это серьезные вопросы, и то политическое решение, которое было
принято [Радой о закреплении курса Украины на ЕС и НАТО] – оно было просто
предвыборным. Все-таки это вопрос к украинцам. Должен быть референдум. Украинцы
должны решать, куда они вступают – в тот или иной союз.

Источник: nv.ua

Волкер назвал главное условие своего визита в Москву

Волкер назвал главное условие своего визита в Москву

Спецпредставитель Госдепартамента США по Украине Курт Волкер готов посетить Москву после освобождения пленных в РФ украинских моряков.

Об этом он заявил в интервью ТСН.

«Я собирался ехать в Москву в этом месяце, для того, чтобы увидеть, есть ли какой почву для появления новых идей. Есть ли способ вернуться в русло предыдущих разговоров. Но после российской атаки против украинских военных кораблей и захвата моряков президент Трамп отменил свою встречу с президентом Путиным. И я тоже решил, что визит в Москву для меня в это время невозможен», – заявил Волкер.

По словам спецпредставителя США, он надеется посетить РФ уже в следующем году, как только из плена освободят украинских моряков.

Ранее Курт Волкер заявил, что освобождение украинских моряков из плена в РФ еще до Рождества вполне вероятно.

Керченский пролив. Чего не понимают многие украинцы

Напомним, 25 ноября в районе Керченского пролива российские силовики незаконно захватили два украинских катера Бердянск и Никополь, а также рейдовый буксир Яны Капу, следовавшие в порт Мариуполя.

На борту украинских судов находились 24 военнослужащих ВМС ВС Украины.

ФСБ обвинила украинских моряков в «опасных маневрах» во время захода в «закрытую акваторию территориального моря РФ». Украина эти обвинения отвергает, заявляя, что они действовали в рамках закона.

По данным Министерства по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Украины, Россия атаковала и захватила украинские военные корабли в международных водах Черного моря.

После событий в Керченском проливе президент Украины Петр Порошенко ввел военное положение на 30 дней в таких областях, как Винницкая, Луганская, Донецкая, Запорожская, Николаевская, Одесская, Сумская, Харьковская, Черниговская, Херсонская, а также во внутренних водах Азово-Керченской акватории.

Источник: nv.ua