Нельзя жить с нелюбимыми. Юлия Мостовая — о романе власти с народом, жизни с мужем и Зеленском

Главный редактор издания Зеркало недели, жена кандидата в президенты Анатолия Гриценко Юлия Мостовая дала большое интервью Радио НВ о грядущих выборах, жизни с мужем и отношении к украинским политикам.

Мы выбрали главные цитаты из ее разговора с Илоной Довгань.

  • Я уже много раз говорила: журналист — разведчик, пиарщик — контрразведчик.
  • Готовлюсь к тому, что президентские выборы будут очень нечестными, потому что сконцентрировано все. Сконцентрирована «сетка», у меня есть вопросы к системе Рада, множество технических кандидатов, тысячи комиссий в действительности обеспечены и управляются одним кандидатом (я имею в виду [президента Петра] Порошенко). В социологию идут очень серьезные вмешательства; те, кто не продаются, корректируются «в полях». Это огромный комплекс, Порошенко пять лет думал о том, как это все оставить.
  • Нет, я не готова стать первой леди. Я готова стать первым другом, вторым другом, третьим другом — как этого потребует ситуация. <...> Я просто сейчас не задумывалась об этом, я об этом не думаю. Я не украшение стола, меня как воблу к пиву не подают. Прежде всего я для Гриценко друг.
  • Я считаю, что Украине может быть ненужен умный и порядочный, системно мыслящий человек. Я думаю, что Гриценко имеет очень серьезные черты, которые просто необходимы лидеру государства, но он не имеет гибкого позвоночника, который всегда выигрывает у гибкого ума, понимаете? Поэтому я была далеко не в восторге от этой идеи [о выдвижении Анатолия Гриценко, — Ред.].
  • Есть жены, которые являются главными политтехнологами своих мужей. А я не считаю это вообще возможным для себя.
  • Я столько лет в украинской политике, что знаю ее другую сторону гораздо лучше, чем Толя [муж Юлии Мостовой, кандидат в президенты Анатолий Гриценко, — ред.]. А Толя видит будущее, он видит государственные конструкции, которые необходимо выстраивать на будущее для развития технологий и т.д.
  • Гриценко очень заботливый, он чистюля страшнейший, чего нельзя сказать обо мне, как о человеке хаотичном (имеется в виду, с точки зрения положить вещи на место). В Гриценко энергии просто килотонны, понимаете? И ему ничего не надо напоминать.

  • В 2003 году мы [с Гриценко] уже были женаты, и нас пригласили друзья в Турцию на открытие какого-то отеля. Мы впервые летели — Толя, я и Глеб [ребенок Юлии Мостовой от первого брака, — Ред.], — это, кажется, был апрель 2003 года. И вдруг на гейте мы встречаем [лидера партии Батькивщина] Юлию Тимошенко, которая также летела в Турцию (в то время у нее в проблемной ситуации находились родственники из-за всех этих расследований, — или в турецкой тюрьме, я уже не помню подробностей). Я не помню, кто это сказал — или Гриценко, или Юля сказала: «Слушайте, вот мы сейчас с вами летим одним самолетом; Гриценко возглавляет самый мощный аналитический центр, — самое главное, с едва не единственной честной социологической службой, которая есть, — Тимошенко является мотором оппозиции», — это правда. Главной фигурой, конечно, был [экс-президент] Виктор Андреевич [Ющенко], но чтобы оно что-то двигалось — это была Юля. «Ну все, просто самолет упал — и история Украины другая», — прозвучало тогда такое мнение. На самом деле, тогда было не так много людей в стране, которые находили в себе силы эффективно противостоять мракобесию.
  • Я не знаю [шоумена Владимира] Зеленского. И я думаю, что Зеленского на самом деле не знает никто, — как очень мало людей знали Вячеслава Тихонова, а вся страна была влюблена в Штирлица. Или никто лично не знает качеств Клуни, но всем нравится Бэтмен. Вот этот феномен — и все.
  • Я не согласна с теми, кто считает, что если бы Слава [лидер группы Океан Эльзы Святослав Вакарчук, — ред.] пошел на выборы, то собрал бы так же, как и Зеленский. Может, больше; может — меньше. Нет, не так же. Я думаю, что не совсем те сегменты избирателей. Если бы пошел, мы бы с интересом на это посмотрели, но этого не произошло.
  • Не чувствуйте, что [тяжелые времена в Украине] навсегда. Не спешите [выезжать] — мир чрезвычайно бурный, и то, что вы сегодня считаете крутым, классным, безопасным, завтра (с теми тенденциями, которые сейчас есть) может превратиться в чрезвычайно опасное место. Я говорю и о большинстве стран Европы, и о Соединенных Штатах и т.д. В мире происходят тектонические процессы, поэтому «не режьте пуповину». Здесь есть шанс, я просто это чувствую. Надо сплотиться, надо объединиться, надо сцепить зубы и поработать. Хорошо, мы это сделаем — вы только возвращайтесь, опять «на готовое».
  • Что меня очень раздражает — когда люди говорят: «Я бы проголосовал за Гриценко, но он же не пройдет». Это от вас зависит, пройдет или нет. Нельзя жить с нелюбимыми — надо перед собой ставить только наибольшие задачи, только самые высокие цели.

Прямая речь была незначительно отредактирована ради сохранения стилистической целостности материала

Источник: nv.ua