Стабильность vs перемены. Почему первая за 30 лет смена президента в Казахстане спровоцировала протесты

Президентские выборы в Казахстане сохранили власть в руках правящей элиты и разбудили гражданское общество: критически мыслящие граждане вышли на улицы с твердым пониманием того, что их страна остро нуждается в переменах, пишет журнал НВ.

Выборы с предсказуемым результатом

9 июня жители Казахстана потянулись на избирательные участки, чтобы проголосовать за нового президента. Впервые за последние 30 лет среди кандидатов не было Нурсултана Назарбаева, бессменно правившего страной все эти годы.

В выборах приняли участие 9,3 млн граждан 18‑миллионной страны, и президентом стал получивший почти 71% голосов Касым-Жомарт Токаев. Голосовавшие за него граждане объясняют свой выбор стремлением к экономической и политической стабильности, хотя некоторые из них сомневаются, что воспитанный в системе власти политик сможет удовлетворить запрос на изменения, назревший в обществе после трех десятилетий правления одного и того же президента.

«Назарбаев организовал транзит власти через выборы, процесс проведения которых дал четкий сигнал обществу: пока он влияет на повестку в стране, никаких изменений ожидать не стоит», — убежден казахстанский политолог Димаш Альжанов.

Результаты президентских выборов в Казахстане во многом совпали с результатом опроса, который в мае 2019‑го проводил государственный научно-исследовательский центр Молодежь. Согласно отчету центра, из 7 тыс. опрошенных более 72% были готовы отдать свой голос за Токаева.

О стремлении к стабильности в эти дни говорят многие жители переименованной столицы Нур-Султан. Некоторые опасаются внутренних конфликтов, другие подчеркивают сложность геополитического положения республики. Казахстан граничит одновременно с двумя влиятельными державами, поэтому глава государства должен быть уравновешенным и хорошо образованным человеком, подчеркивает Гаухар Керимова, PR-директор одной из крупнейших частных компаний Казахстана BI Group.

«Мы не можем себе позволить такие резкие движения, как Грузия и Украина, — нам нужен политик-тяжеловес, которого знают и уважают в России и в Китае», — поясняет она. И при этом признает: стране нужны перемены, а людям — возможность выразить свою позицию.

Почему протестуют

Аналитики подчеркивают: Назарбаев — отнюдь не худший из постсоветских лидеров. За 30 лет его правления экономика Казахстана, по данным Всемирного банка, выросла вшестеро, а ВВП на душу населения достиг $9 тыс. Для сравнения: в России этот показатель составляет $10,7 тыс., а в Украине — $2,6 тыс. Причем разрыв в размере средней зарплаты не столь ощутим: если казахстанцы получают в месяц в среднем 170 тыс. тенге ($440), то россияне — 43,4 тыс. рублей ($672), а украинцы — 9,6 тыс. грн ($365). Наименьший доход у казахстанских пенсионеров и селян.

При этом страна входит в топ-15 стран мира по запасам нефти, здесь находятся крупные месторождения газа, угля, урановых руд и различных металлов.

Распределение нефтяной ренты называет основной проблемой правительства и глава казахстанского Национального бюро экономических исследований Касымхан Каппаров.

«Уникальность Казахстана в том, что как нефтяная страна мы богатое государство, но в целом у нас бедное население — нельзя сказать, что мы вдвое или втрое богаче соседей, у которых нет нефти», — поясняет он.

По словам Каппарова, каждые пять лет правительство вынуждено обесценивать национальную валюту, чтобы сохранить горнодобывающую, легкую и пищевую промышленность. После последней девальвации 2015 года, когда курс тенге упал вдвое, реальные доходы населения сократились, роль госсубсидий выросла, а средний класс сократился вдвое — до 7−8%. Сегодня в Казахстане опасаются новой девальвации и напряженно следят за ростом цен.

Новым толчком к повышению гражданской активности в Казахстане стала смена президента, считают эксперты. «За время правления Назарбаева выросло новое поколение, которое не разделяет ценностей тех, кто находится у власти», — считает Керимова.

Немалую роль в активизации протестного движения сыграли и современные технологии, говорит социолог Жанар Жандосова, директор Центра исследований Сандж. Периодическое блокирование интернета, по ее мнению, подтверждает: власти боятся коммуникаций в соцсетях, которые кардинально отличаются от главных здешних телеканалов, принадлежащих семье Назарбаева либо его соратникам.

Читайте полный текст материала в свежем номере журнала НВ — № 21 от 13 июня 2019 года

Источник: nv.ua